Политические споры всегда ведутся с особенным ожесточением. Даже когда речь идет о физиологических аспектах политики — исследователи, сообщавшие об обнаруживаемых отличиях в организмах либералов и консерваторов, всегда попадают под огонь скептической критики. Видимо, не станут исключением и авторы новой работы, заметившие различия на уровне мозговых структур.
Мозг в политике: Борьба слона с ослом

Риота Канаи (Ryota Kanai) и его коллеги, работающие в Великобритании, отобрали для исследования 90 студентов-добровольцев и оценили их политические пристрастия по пятибалльной шкале, от абсолютного либерализма до крайнего консерватизма — в дальнейшем мы так и будем их условно называть, либералами и консерваторами. Следом за этим ученые сняли детальную картину мозга каждого подопытного с помощью МРТ. О том, что они обнаружили, авторы и сообщили недавно научной общественности.

По словам Канаи и его коллег, обнаруживается, что, во‑первых, у консерваторов чаще более развита правая сторона миндалевидного тела, области, важнейшей для формирования эмоций всех типов и любой окраски. Во‑вторых же, у либералов чаще более развита передняя поясная кора, которая окружает мозолистое тело, обеспечивающее связь между полушариями и, помимо прочего, проявляет активность в ситуациях, связанных со стрессом, опасностью и ситуациями неопределенности.

Стоит заметить, что различия эти отмечались не всегда. Как сообщают авторы, по данным томографии можно было верно указать либерала или консерватора лишь в 75% случаев. Заметно больше, чем случайным выбором, но и далеко не всегда. При этом ученые заявляют, что отнюдь не склонны считать политические воззрения человека чем-то, намертво «прошитым» в анатомии мозга.

В этом отношении они напоминают о предыдущих исследованиях, проведенных психологами, которые показали, что консерваторы тяжелее переживают негативные эмоции, такие, как страх или отвращение, тогда как либералы более устойчивы к ним. Так что говорить стоит, видимо, о том, что выявленные анатомические различия в миндалевидном теле и поясной коре делают людей склонными переживать отрицательные эмоции тяжелее или легче, обуславливая тем самым массу особенностей их мышления, процесса принятия решений, выработки склонностей и антипатий, а также конечных действий.

Интересно, что несколько лет назад практически к тому же выводу пришла и группа американских исследователей во главе с Дэвидом Эмодио (David Amodio), которые исследовали мозги либералов и консерваторов с помощью ЭЭГ. Тогда они показали, что у либерально настроенных добровольцев поясная кора более активна. И хотя Эмодио признает выводы «провокационными», ученый не сомневается, что «самые сложные политические взгляды могут быть укоренены в куда более простых, базовых процессах физиологии и активности мозга».

Чего-чего, а уж провокационности подобным исследованиям не занимать. Нейрофизиолог Марта Фарах (Martha Farah) предлагает подходит к их интерпретации с осторожностью. Во‑первых, сегодня у специалистов нет уверенности в том, что больший размер миндалевидного тела, поясной коры или любой вообще структуры мозга автоматически означает повышенную функциональную активность и/или производительность (читайте об этом крайне поучительное исследования крупного мозга наших морских собратьев: «Такие неразумные дельфины»). Во‑вторых, обе эти структуры, как и все прочие, многофункциональны. А значит, делать какие-либо выводы, исходя даже из их просто повышенной активности, надо с очень и очень большой осторожностью.

По публикации ScienceNOW