Чтобы сделать работу парламента более эффективной, ученые предлагают включить в его состав группу депутатов, выбранных не голосованием, а случайным жребием.
Модели депутатов: Большая лотерея

Принято считать, что демократическая система управления — едва ли не вершина совершенства. Что лишь она гарантирует, что власть будет действовать в интересах населения. Или хотя бы его большинства. Ну, хотя бы в теории.

На практике же демократические системы бывают буквально парализованы пронизывающей их сверху донизу коррупцией или простым отсутствием согласия между отдельными партиями. Да и в нормально работающих парламентах сплошь и рядом принимаются решения, полезность которых для большинства населения вызывает большие сомнения.

С отличным решением этой проблемы выступила команда итальянских ученых во главе с Алессандро Плючино (Alessandro Pluchino), между прочим, дважды лауреата ИгНобелевской премии (читайте: «Максимум некомпетентности»). Группа Плючино провела математическое моделирование работы парламента из 500 «человек», по англосаксонской традиции включающего членов двух конкурирующих партий. Авторы оценили, как система изменится при добавлении в нее того или иного числа независимых от партий, случайно выбранных делегатов. Вопреки бытовой логике, оказалось, что такие независимые и случайные законодатели всегда повышают эффективность работы парламента, хотя все-таки для этого эффекта имеется определенное оптимальное число.

Ученые распределили каждое принимаемое своими виртуальными депутатами решение по шкале, в зависимости от того, на чью пользу оно больше будет работать — пользу самого принимающего это решение, или всего общества. На диаграмме (см. иллюстрацию слева) все случаи разделяются на четыре четкие группы: «разумные», стремящиеся к тому, чтобы их действия приносили пользу и им самим, и обществу; «наивные», готовые принести пользу обществу даже со вредом для себя; «жестокие», действия которых приносят выгоду им самим при нанесении вреда обществу; и просто «глупые», вредящие и себе, и окружающим.

В модели итальянских ученых каждая из двух партий парламента концентрировалась на небольшом участке вокруг определенной точки, характеризующей общую направленность деятельности партии. Независимые же депутаты могли оказаться где угодно, случайным образом, к худу ли, или к добру.

Итак, каждый смоделированный парламентарий мог либо выдвигать условный вопрос на голосование, либо голосовать по вопросу, выдвинутому другими. Ученых не интересовала природа этих вопросов, они отслеживали общую тенденцию; эффективность работы парламента оценивалась, как общее количество принятых актов, помноженное на их среднюю выгоду для всего общества.

Так было показано, что для всех случаев соотношения сил и направлений между двумя партиями некоторое число независимых депутатов всегда способствует улучшениям. Неважно, к какой из четырех групп относится тот или иной из этих «непримкнувших», будет ли он «разумным», «наивным», «жестоким» или «глупым». Его влияние в целом оказывается положительным.

Видимо, не так уж и смешны методы прямой демократии, принятые в древних Афинах, где многие ответственные посты занимали люди, выбранные просто по жребию. А впрочем, решайте сами, как относиться к таким исследованиям — то ли как к полезным рецептам, то ли как к заявке на очередную ИгНобелевскую премию.

Читайте также о геймерах и политиках: «Грязные игры».

По публикации MIT Technology Review / physics arXiv blog