Вера в целебную силу лекарства способна творить чудеса — но и уверенность в плохом результате лечения и в болезненности совершает с людьми почти невозможное. Боль чувствуется даже под действием мощнейших анестетиков.
Плацебо и ноцебо: Худшие ожидания

Эффект плацебо, неактивного вещества, вера в действенность которого придает ему вполне реальную лечебную «силу», широко известен. Реже обсуждается сходный эффект, но «с обратным знаком», ноцебо, состоящий в том, что средство, не обладающее реальным фармакологическим действием, вызывает у пациента отрицательную реакцию, если тот ее ожидает. Не стоит думать, что улучшение или ухудшение происходит лишь «в голове» больного, их последствия фиксируются совершенно объективно.

Оба эффекта стали предметом исследований группы профессора Ирен Трейси (Irene Tracey) — и судя по полученным результатам, врачам стоит с крайней осторожностью относиться к мнению больных о действенности, болезненности и прочих эффектах любого лечения. «Ни в коем случае нельзя недооценивать влияние негативных ожиданий пациента, которые могут появиться у него, — говорит Ирен Трейси. — К примеру, многие хронические больные в ходе своих злоключений встречаются с целой чередой докторов и проходят самые разные курсы лечения, которые почему-то не срабатывают. И вот, имея за плечами весь этот багаж отрицательного опыта, они приходят к новому врачу в поисках чего-нибудь, что помогло бы им. И чтобы найти такое средство, лучше сперва разобраться с этим опытом».

Эффект плацебо был продемонстрирован множество раз: люди, принимавшие обычный сахар или соляной раствор, демонстрировали абсолютно реальный физиологический ответ, совершенно не связанный с принимаемым веществом. Ну а группа Ирен Трейси пошла дальше и рассмотрела вопрос в более «чистом виде», показав, как манипулирование ожиданиями и психологическими установками человека, можно влиять на его физиологическую реакцию в ответ на прием того или иного вещества.

В общей сложности для экспериментов было отобрано 22 здоровых добровольца, которые получали небольшие дозы опиодного соединения, причем ученые искусно «подготавливали» их к тому, насколько болезненно может быть дальнейшее, даже несмотря на действие обезболивающего вещества. Добровольцев помещали в томограф, после чего к их ногам прикладывали горячий предмет, понемногу поднимая температуру. Подопытные должны были сами остановить нагрев, когда им станет действительно больно (как им объясняли, на уровне 70-ти по 100-балльной «шкале боли»).

После первого контрольного цикла, проведенного без использования обезболивающего, состоялись несколько с его применением, но без оповещения добровольцев об этом. В этом случае они оценивали болезненность ощущений от того же нагрева уже, в среднем, на уровне 55-ти. Затем были проведены следующие сеансы, при которых добровольцев уведомляли о том, что им введено обезболивающее (хотя оно было введено еще на предыдущем шаге) — и эта оценка упала до 39-ти. Наконец, на последнем этапе им сурово объявляли, что введение обезболивающего прекратилось, и его действие сейчас закончится, так что болевые ощущения могут немного усилиться. Несмотря на то, что на самом деле опиоид продолжал поступать, ощущение болезненности у добровольцев мигом подскочило до 64-х. То есть, стало таким же, как и вовсе без применения анальгетика.

Все это, конечно, чисто субъективная оценка, так что неспроста все эксперименты происходили с использованием томографа, который позволил записать и затем проанализировать паттерны активности мозга каждого добровольца во всех описанных ситуациях. Такой анализ (с учетом наших знаний о том, как выглядят паттерны активности при реальных ощущениях боли) показал, что добровольцы не просто субъективно оценивали боль от высокой температуры, но и действительно испытывали ее — сильнее или слабее — в большой зависимости от собственных ожиданий.

Напомним, кстати, что по некоторым данным, степень, с которым проявляется у разных людей эффект плацебо, может быть связана с их наследственностью. Читайте: «Генетика плацебо».

По пресс-релизу Oxford University