Если б Луна обладала сознанием, она вполне могла бы спросить астрономов: «Не слишком ли располнела моя задняя часть?» По счастью, ученые избавлены от этого женского вопроса — ведь им пришлось бы ответить утвердительно.

В самом деле, если б мы могли увидеть Луну в профиль, то мы обратили бы внимание на то, что обратная ее сторона заметно более тяжела — слой твердой коры здесь намного толще, чем на видимой стороне. Причина этого до сих пор оставалась невыясненной, а тот факт, что увидеть Луну в профиль (или с обратной стороны) можно лишь с помощью космических спутников, дело явно не упрощал.

Помощь пришла, откуда не ждали, — со стороны юпитерианского спутника Европы. Как говорит астроном Ян Гэррик-Бетель (Ian Garrick-Bethell), «Европа совершенно не похожа на наш спутник, но именно она навела на мысль рассмотреть Луну в таком качестве — изучить воздействие приливных сил на кору Луны, плавающую на поверхности жидкого слоя магмы».

Начать придется с далекого прошлого. Еще исследования миссии Apollo 15, которая с помощью лазерного альтиметра промерила поверхность Луны, показали, что именно на обратной ее стороне расположены наиболее высокие плато — и более того, что вся обратная сторона состоит из таких «высокогорий», и никаких впадин «лунных морей» на ней нет.

Впрочем, обратимся к еще более далекому прошлому. Некогда Луна была больше похожа на ту же Европу, недра ее были расплавлены, и затвердевшая кора плавала поверх этого раскаленного океана. Но — и тут мы возвращаемся в наше время — если это так, то приливные силы, действующие на кору Европы в гравитационном поле Юпитера, должны были действовать и со стороны Земли — на Луну? Вооружившись этой гипотезой, Гэррик-Бетель с коллегами приступили к расчетам.

Приливные силы, действующие на любое достаточно протяженное тело, движущееся в силовом поле (например, когда Луна вращается в гравитационном поле Земли), возникают из-за того, что разные части его испытывают разное по интенсивности воздействие. Как результат, они слегка смещаются друг относительно друга, а трение создает нагрев. Подобный механизм, как считается, «подогревает» и другие спутники, особенно у планет-гигантов (читайте: «Приливы тепла»).

Итак, ученые рассмотрели Луну такой, какой она была около 4,4 млрд. лет назад, когда притяжение Земли вызывало подогрев ее коры, плававшей поверх расплавленного океана магмы. Расчеты показали, что в приполярных регионах, где воздействие приливных сил (и, как следствие, разогрев) были максимальными, застывшая и твердая кора оказывалась наиболее тонкой, и наоборот, на линии, соединяющей центры планеты и спутника, кора формировалась самой толстой. Что неплохо согласуется с данными наблюдений — неплохо, да не совсем.

Как легко заметить, это лишь часть разгадки, ведь тогда толстый слой коры должен был бы иметься и с видимой стороны Луны, в части, противоположной высочайшим плато стороны обратной. А этого нет, и это еще предстоит объяснить. Гэррик-Бетель, похоже, пожимает плечами: «Может, это из-за вулканической или какой-то другой геологической активности, имевшейся за эти 4,4 млрд. лет». Впрочем, ученые намерены продолжить работу и уточнить свою модель — «Хотя все еще не до конца разъяснено, мы начали разбираться с этой проблемой», — говорит профессор Гэррик-Бетель.

По пресс-релизу University of California, Santa Cruz