«Семенами жизни», занесенными на нашу планету из космоса, могли оказаться останки инопланетных микроорганизмов и вирусов, сами давно лишенные жизни.

Панспермия, гипотеза о том, что некие «зародыши жизни» появились на Земле не самостоятельно, а были занесены к нам из космоса, остается актуальной еще с момента своего появления в 1870-х. По разным версиям, это могли быть микробы или другие простейшие организмы, оказавшиеся запертыми в песчинках, порах льда и породы, где и совершают продолжающиеся миллионами лет путешествия. И сегодня панспермия рассматривается как вполне реалистичный сценарий возникновения жизни на нашей планете — некоторые доводы в ее пользу можно найти в заметках «Большое космическое путешествие» и «Доказательство первое». Хотя, заметим, это не снимает остроты вопроса о происхождении жизни как таковой — ведь даже если не на самой Земле, то где-то в глубинах космоса она хотя бы однажды должна была появиться из неживой материи.

Да и вообще, доводов против панспермии остается предостаточно. Взять хотя бы радиацию, которая, по идее, смертельна для всего живого, тем более при столь длительных воздействиях. Но вот работающий в Канаде британский астрофизик Пол Вессон (Paul Wesson) полагает, что тут-то и кроется разгадка. В своей недавней статье он выступает с новой позиции, которую сам назвал несколько зловеще — «некропанспермией». Согласно этой гипотезе, излучение наверняка привело к тому, что путешествующие на космических телах микроорганизмы прибыли на Землю уже мертвыми. Но результат оказался тем же: информация, которую несли их биологические макромолекулы, позволила жизни родиться заново, как Фениксу из пепла, из этих древних останков.

По мнению Вессона, ключ к «воскресению» жизни на новой планете — не само наличие живых организмов, а генетическая информация их ДНК, хотя бы фрагментарно способная пережить далекое космическое путешествие. Как и любую другую информацию, ее можно измерить в битах — к примеру, геном обычной кишечной палочки E.coli несет около 6 млн бит. По мнению Вессона, случайный перебор неспособен привести к появлению таких больших упорядоченных информационных массивов — ученый считает, что за 500 млн лет случайных процессов можно получить максимум 194 бита.

Этот взгляд, кажется, не учитывает тот факт, что процесс формирования массивов упорядоченной информации был вовсе неслучайным — подробнее все эти вопросы разбирает замечательный сайт «Проблемы эволюции» (ленивые могут ознакомиться хотя бы с соответствующим параграфом его краткого изложения). Да и вообще довод кажется странным — ведь если не на Земле, то где-то на другой планете подобный процесс должен был, все-таки, привести к появлению живого из неживого… Впрочем, вернемся к «некропанспермии» и Вессону.

Сам астрофизик затрудняется объяснить, каким именно образом превращение генетической информации осуществлялось вне живых организмов и привело к их появлению. Однако он считает, что хорошими кандидатами на эту роль могут быть вирусы, в своем геноме несущие в среднем примерно 100 тыс. бит информации, плюс белковую оболочку, способную самопроизвольно собираться из отдельных молекул, без помощи дополнительных белков.

Резюмируя, трудно не согласиться с мнением Дэвида Моррисона (David Morrison), крупного ученого и главы Центра по изучению жизни во Вселенной имени Карла Сагана, который назвал статью Вессона «хорошей и интересной, но, конечно, крайне спекулятивной». Он также резонно замечает, может ли информация о выживании на одной планете быть подходящей в условиях другой планеты — даже если она каким-либо образом сможет начать реализовываться.

Еще один специалист, Рокко Мачинелли (Rocco Mancinelli), относится к работе еще более критически: «Если нечто мертво, то оно мертво». Ученый обращает внимание и на другие недостатки гипотезы панспермии, которые и в этой версии остаются неразрешимыми. Так, некоторые химические элементы (например, калий) сами по себе неспособны перенести миллионы лет космического полета. Распадаясь, они неизбежно нанесут радиационное повреждение даже организму, в силу каких-то уникальных обстоятельств защищенному от внешнего космического излучения. В результате нуклеиновые кислоты неизбежно распадутся.

Кроме того, в условиях глубокого вакуума водород и гидроксильные радикалы, присутствующие в клетке, будут покидать ее, вызывая не просто высыхание, но и денатурацию белков. «Никаких шансов выжить нет», — резюмирует Мачинелли. По его мнению, куда реалистичнее версия о зарождении жизни прямо на Земле, чем о попадании ее к нам из глубокого космоса.

По публикации Wired Science