Всем известно, что акулы обладают невероятно развитым обонянием. Кровь, случайно попавшая в воду, привлекает этих хищниц за несколько километров. Но так ли это на самом деле?

Нюх у акул замечательный. По словам служащей аквариума Monterey Bay в Калифорнии, «Они моментально чувствуют источник запаха, оказавшийся в воде. Как только свежая пища доставляется утром из порта, они начинают буквально сходить с ума». И все же, общественное мнение уверено, что акулы обладают особенным чутьем на свежую кровь и способны почувствовать даже считанные ее капли с расстояния в несколько километров.

Проверить это мнение решили американские биологи из лаборатории Elasmobranch во Флориде. Увы — акулы не сумели подтвердить феноменальную кровожадность, которую приписывают им многочисленные слухи и фильмы, художественные и не очень. Хотя обоняние у них весьма и весьма развито, на порядки чувствительнее человеческого, в мире рыб оно не представляет собой ничего выдающегося. И уж точно — каплю крови с нескольких километров акула не заметит.

Видимо, легенда о невероятном акульем нюхе коренится в нашем ужасе перед зубастыми хищницами — как говорит одна из авторов исследования, студентка Триша Мередит (Tricia Meredith), «люди просто боятся, что акула почует их, если они помочатся в воду или уронят каплю крови».

Однако легенда эта имела и более научное обоснование, отталкивающееся от особенностей анатомии акул. В отличие от нас с вами, у акул имеются два не связанных пути для дыхания и для обоняния. Кислород из воды фильтруют расположенные по бокам за головой жабры, а за обоняние ответственна пара ноздрей на морде рыбины — по ним вода попадает в носовую полость, где и происходит распознавание запахов. У остальных рыб эти пути тоже раздельны, но акулы выделяются среди них огромным количеством рецепторных клеток, расположенных в этой полости. До сих пор ученые полагали, что они придают акулам особенную чувствительность к запахам. Триша Мередит добавляет: «Это совершенно логичный вывод, но проверить его в эксперименте отчего-то до сих пор никто не удосужился».

Лишь недавно биологи вплотную занялись этим вопросом и протестировали обонятельные способности нескольких видов пластиножаберных — подкласса хрящевых рыб, включающего и акул. В группе оказались ромбовый и хвостоколовый скаты, лимонная и молотоголовая акулы.

Каждая рыба помещалась в заполненную водой емкость, к носу ее подводили необходимое оборудование — во‑первых, кончик дозатора, через который можно было с высокой точностью выпускать в воду нужное количество разных аминокислот, а во-вторых, электроды, позволявшие замерить электрическую активность, возникающую в клетках носовой полости в ответ на появление того или иного количества той или иной аминокислоты.

Акулы не проявили никаких особенных отличий от своих не столь ужасных собратьев. Чувствительность их оказалась совершенно на том же уровне, что и у скатов, и в лучшем случае они способны были различать запах аминокислоты при разведении ее в воде в пропорции 1 к миллиарду. На много порядков больше, чем если пролить несколько капель крови в океан на расстоянии в километре от акулы.

В самом деле, если вдуматься, то большая чувствительность просто сделала бы жизнь акул невыносимой. 1 на миллиард — примерно таково естественное содержание аминокислот в прибрежных водах. Если б акула реагировала на меньшее количество, она неспособна была бы различить появление настоящей пищи на фоне этого нормального шума.

Читайте также о том, как метод поиска серийных убийц помогает в изучении поведения самых страшных убийц в океане — белых акул: «Стратегия охотников».

По сообщению Inside Science News Service