Пока одни ученые с нетерпением ожидают объявления списка нобелевских лауреатов за 2010 год, другие уже принимают поздравления. Жюри Игнобелевской премии отметило исследования по самым увлекательным вопросам познания и прогресса: добыче китовых соплей, оральному сексу у летучих мышей, ношению носков поверх ботинок, крепкой ругани и бородачам.

Игнобелевская премия задумана редакцией саркастического псевдонаучного журнала «Анналы невероятных исследований». Официально она присуждается «за открытия, которые заставляют сперва посмеяться, а затем — задуматься». Не знаем, как насчет задуматься, но посмеяться тут точно есть над чем.

Свежеиспеченные (лауреаты)

Мы, как обычно, расскажем вкратце обо всех номинациях, даже тех, что не относятся напрямую к теме нашего журнала и сайта. Просто это интересно. Скажем, в области экономики жюри премии почтило заслуги руководства компаний и банков Goldman Sachs, AIG, Lehman Brothers, Bear Stearns, Merrill Lynch, и Magnetar, рискованные (если не сказать — безответственные) сделки которых обвалили мировые рынки в нынешнем году. Формулировка оглашена соответствующая: «за создание и распространение новых инвестиционных решений, максимизирующих отдачу и минимизирующих риски вложений для мировой экономики… по крайней мере, для небольшой части ее». Небольшая часть мировой экономики в лице банкиров-лауреатов премии церемонию не посетили. Видимо, очень уж заняты минимизацией рисков.

Зато отрадно сознавать, что премия в области менеджмента отошла людям науки, итальянским исследователям во главе с Алессандро Плючино (Alessandro Pluchino) и Чезаро Гарофало (Cesare Garofalo) — за очередной пересмотр известного Принципа Питера. Принцип гласит, что «каждый член иерархической организации продвигается по службе, достигая уровня некомпетентности». Применив к нему соответствующие математические модели, ученые показали, что из этого следует, что для любой организации повышать по службе следует не тех, кто эффективней работает, а просто выбирая людей случайным образом. Мы, кстати, писали об этом исследовании в заметке «Максимум некомпетентности».

А вот химики в нынешнем году подкачали: ценная награда досталась, все же, бизнесу. Точнее, компании ВР и ученым, которые еще несколько лет назад по заказу ряда нефтедобытчиков провели исследование возможных последствий выброса нефти из глубоких морских скважин. Тогда в Норвежском море на глубине 800 м ученые намеренно загрязнили воду в общей сложности 120 м³ сырой нефти. «Вся нефть естественным образом распространилась и испарилась, не нанеся никакого ущерба», — говорилось в отчете. Что и удалось весьма удачно опровергнуть компании ВР в нынешнем году. В результате аварии на ее платформе Deepwater Horizon в океан долгое время выливались сотни тонн нефти в день — и ничего! Итогом стала заслуженная награда «за опровержение распространенного мнения о том, что нефть и вода не смешиваются».

Особенного внимания заслуживает премия мира, отошедшая британской группе профессора Ричарда Стивенса (Richard Stephens). Компетентное жюри было впечатлено получившей широкую известность работе «Матерщина как реакция на боль». По нашему мнению, премию следовало бы дать не авторам, а их подопытным добровольцам, пережившим немало неприятных минут. Ученые исследовали, сможет ли активно матерящийся человек дольше держать руку в нестерпимо ледяной воде, чем молча переносящий боль. Выяснилось — сможет.

В области транспорта награду получил крупный коллектив ученых из Японии и Великобритании (причем японцы удостоены премии уже во второй раз) за вышедшую в Science статью, в которой они рекомендуют использовать поведение плесневых микроорганизмов-слизевиков для проектирования дорожной сети. К слову, это вовсе не такое смехотворное предложение, об аналогичных интересных экспериментах мы рассказывали в заметке «Дорожные бактерии».

Вообще, пресловутые британские ученые в нынешнем году оказались на коне: на Туманный Альбион уплыл и «Игнобель» в области инженерии. Получила его зоолог Карина Эйсведо-Уйатхауз (Karina Acevedo-Whitehouse), которая вместе со своими мексиканскими коллегами разработала «инновационный метод сбора соплей больных китов с помощью вертолета с дистанционным управлением». На сайте ВВС можно увидеть видеозапись применения этого уникального решения, а отчет о работе опубликован в журнале Animal Conservation. В ходе работы были собраны образцы выдоха 22-х китов 8 разных видов с тем, чтобы, проанализировав состав их микрофлоры, использовать эти данные для исследований механизмов распространения болезней среди морских животных.

Голландцы во главе с профессором Ван Бистом (Ilja van Beest) могут гордиться достижениями в области медицины. Точнее — тем, что еще в 2006 г. они показали, что от тяжелой одышки — болезненного и опасного симптома астмы — можно временно избавиться, прокатившись на американских горках. Опять же, вызывает уважение отвага добровольцев, на сей раз астматиков, на которых был поставлен эксперимент. Результат его показал, что одышка (которую у больных часто вызывает стресс) намного чаще появлялась перед поездкой на горке, чем после нее. На наш взгляд, эффект можно приписать и переживанию счастливого завершения этого не всякому приятного испытания. Но ученым виднее…

В области же общественного здоровья высокой похвалы (и награды) удостоена группа американских микробиологов, которым удалось доказать, что бородачи представляют собой большой риск для окружающих, особенно если эти бородачи — тоже микробиологи. Кошмар заключается в том, что борода служит отличным убежищем для бактерий, в том числе и патогенных, которые затем разносятся повсюду. Авторы даже собрали бородатый манекен, заносили в его растительность ботулиновую палочку и затем пытались изгнать ее тщательным мытьем с мылом. Палочка не изгонялась, так что рекомендуется действовать по методу Петра Первого: безжалостно брить.

И еще раз британцы отличились в номинации Биология. Профессору из Бристоля Гарет Джонс (Gareth Jones) в тесном сотрудничестве с коллегами из Китая удалось, казалось бы, невозможное: не только наблюдать, как летучие мыши занимаются оральным сексом, но и показать, что занятие это продлевает среднее время сексуального контакта. Тут остается лишь развести руками в полном восхищении — и рекомендовать прочесть ходя бы аннотацию статьи. Ученые, обнаружив, что некоторые летучие мыши и вправду занимаются оральным сексом, детально его изучают и напряженно ищут причину этого, но в итоге констатируют: никакой особенной причины нет. Может, им просто нравится?

Наконец, физика. В этой престижной номинации премия вручена группе новозеландских ученых, работавших во главе с профессором Шейлой Уильямс (Sheila Williams). Награда и вправду заслуженная — хотя бы за оригинальность мышления. Исследователи смоделировали, поставили эксперименты, показали и доказали, что зимой, в гололедицу, шансов упасть гораздо меньше, если вы носите не обувь поверх носков, а наоборот, носки поверх обуви. Попробуйте!

Читайте также заметки об Игнобелевских лауреатах прошлых лет — 2009, 2008 и 2007.

Церемония

Вручение традиционно проходит в Гарварде, университете, давшем миру наибольшее число лауреатов Нобелевской премии. Начиная с первого вручения в 1991 г. событие непременно обставляется, как пародия на престижную «нобелевку».

Вручают Игнобеля вполне серьезные люди, настоящие нобелевские лауреаты, правда, по случаю обряженные в нелепые костюмы, с накладными носами и в громадных «очках яйцеголового». От шведских премий Игнобеля выгодно отличает время, отведенное лауреатам на благодарственную речь, — оно ограничивается лишь одной минутой, а если же кто-то из рассеянных ученых заговорится дольше положенного срока, на сцену выпускается специально подготовленная капризная 8-летняя девочка Miss Sweetie Poo. Мы не решимся напечатать на нашем высококультурном сайте перевод этого прозвища на русский, лучше покажем девчонку за работой — нытьем:

Сам приз выглядит очень и очень по‑разному, и если знак Нобелевской премии — золотая медаль, награды Игнобеля могут выглядеть, как медаль из фольги, или искусственная челюсть, или утенок. Каждый раз через день после церемонии в университете проходят традиционные «Игнобелевские чтения». Лауреаты премии рассказывают о своих работах и в какой-то мере пытаются оправдать свои порой нелепые занятия.