Ученые в очередной раз обратились к вопросу — делает ли богатство людей счастливыми? Предлагаем познакомиться с некоторыми их выводами.

Если рисовать «усредненный» образ человека, считающего себя счастливым, на основании проведенных опросов, это будет работающая женщина с высоким уровнем дохода, состоящая в браке, не среднего возраста. А классический «неудачник», считающий себя несчастным, беден, не имеет работы, разведен и чем-то болен.

Казалось бы, все это очевидно. Тем не менее, вопросы о счастье человеческом продолжают вызывать споры. Например, о причинах и следствиях: люди становятся счастливыми после свадьбы, или же счастливые люди чаще вступают в брак? И кого называть «счастливым»? Того, кто много и искренне смеется? Или того, кто полон оптимизма и чувствует себя защищенным? Что такое счастье — безмятежное спокойствие или безумный гедонизм? И является ли счастье граждан именно той целью, к которой следует стремиться государству? С одной стороны, это более точный показатель благосостояния нации, чем, к примеру, валовой внутренний продукт. Но с другой стороны, кто сказал, что одурманенные жители «Дивного нового мира» Олдоса Хаксли не назвали бы себя счастливыми?

Один из самых спорных вопросов — как соотносится счастье с величиной доходов. Большинство из вас согласится с тем, что крайняя нищета — это несчастье. Но если отойти от этой крайности, то на вопрос о «цене счастья» ответить уже непросто. Если на вопрос о половой принадлежности или семейном положении существует весьма ограниченное число ответов (вы либо мужчина, либо женщина — третьего не дано), то доход — количественный фактор. Если богатство делает человека счастливым, значит ли это, что став еще богаче, он станет еще счастливее?

Интуитивно можно предположить, что существует некоторый «порог богатства», при достижении которого человек не становится счастливее с ростом доходов. Но экономист Дэниэл Канеман (Daniel Kahneman), лауреат Нобелевской премии, и его коллега Ангус Дитон (Angus Deaton) утверждают, что доход продолжает оказывать влияние на оценку степени «удовлетворенности жизнью», даже когда человек становится действительно богатым.

Значит ли это, что прав аноним, язвительно заметивший: «Те, кто говорят, что счастье не купишь, просто не знают, где его продают»? Не совсем. Канеман и Дитон утверждают, что чистоту предыдущих исследований нарушала путаница между понятиями «эмоционального благополучия» и «оценки качества жизни». Первое из них имеет отношение к повседневной жизни: как часто мы смеемся, к примеру, или насколько подвержены стрессу. Второе же представляет собой сознательную оценку ситуации в целом: насколько мы довольны нашей работой, семьей, материальным положением… Нетрудно представить, что глава финансовой корпорации может чувствовать себя довольным жизнью, но при этом даже улыбки не промелькнет на его лице.

Опрос, на результатах которого основывались выводы Канемана и Дитона, охватил более 700 тысяч американцев. Исследователи «выбросили» около четверти ответов, производивших впечатление неискренних. На основании оставшихся данных они заключили, что уровень доходов более тесно связан с оценкой качества жизни, чем с эмоциональным состоянием.

Оценка качества жизни продолжает расти с повышением уровня доходов (по крайней мере, до уровня $160 000 в год). А эмоциональное благополучие достигает своего плато при доходах около $75 000 в год.

При всей неоднозначности результатов, исследования, посвященные человеческому счастью, находятся под пристальным вниманием политических деятелей. Не в последнюю очередь этот интерес вызван тем, что политик, делающий людей счастливыми, получает большую поддержку избирателей. Вопрос в том, какие они сделают из этого выводы. Что приоритетнее — стимулировать рост оценки качества жизни или эмоционального благополучия?

Канеман и Дитон не придерживаются какой-либо строгой позиции по этому вопросу. Масштаб их исследования и возможные «подводные камни» трактовки информации предостерегают от поспешных решений. Любое государство должно стараться помочь тем людям, которые эмоционально подавлены и не видят перед собой никаких радужных перспектив. Но результаты исследования, только усложняющие и без того непростую картину, показывают, что для состоятельных людей доход не всегда является мерилом «счастья». Все зависит от того, что понимать под этим словом.

По сообщению Nature News