Новый взгляд на устройство пространства и времени объясняет расширение Вселенной, не требуя туманных концепций «темной энергии» — но лишает мироздание начала и конца.
Мир без конца: И без начала

Теория Большого взрыва не нуждается в особом представлении, понятие о ней имеет любой современный человек. Будучи самой общепризнанной теорией происхождения Вселенной, она, однако, далека от окончательного варианта. То и дело в нее приходится вносить коррективы и уточнения, призванные объяснить те или иные наблюдения и факты.

Довольно оригинальный подход предложил тайваньский физик Вун-И Шу (Wun-Yi Shu), объединив пространство, время и массу воедино.

По мнению Шу, время и пространство не являются раздельными понятиями, а способны переходить одно в другое, и фактором этой трансформации является скорость движения объекта.

Можно объяснить это на таком примере. Летящий фотон имеет максимальную (световую) скорость движения по пространству, но минимальную (нулевую) — по оси времени. И наоборот, покоящееся тело не движется в пространстве, зато перемещается по времени с максимальной скоростью. Соответственно, чем быстрее скорость движения в пространстве — тем медленнее во времени. В аналогичных отношениях, по модели Вун-И Шу, находятся и пространство с массой, но их трансформации определяются не только скоростью, но и гравитационной постоянной.

Из этого следует, что по мере все ускоряющегося расширения Вселенной все больше массы и времени «перетекает» в пространство (а при сжатии было бы наоборот). По выкладкам Шу, так и происходит: не имея ни начала, ни конца, мироздание расширяется, пока не достигнет определенного предела, после чего начинает сжиматься — и так далее, вечно.

От подобных рассуждений можно бы просто отмахнуться, ведь, в конце концов, нечто подобное космологи высказывали не раз и не два. Однако некоторые моменты этой модели заставляют отнестись к ней посерьезней. К примеру, из модели Шу следует, что в период расширения Вселенной находящийся в ней наблюдатель будет фиксировать красное смещение, которое действительно наблюдается нашими приборами и которое служит ясным свидетельством в пользу ускоряющегося расширения нашего мира. И если у Шу оно самым простым и логичным образом вытекает из свойств модели, то в той же теории Большого взрыва для объяснения расширения приходится изворачиваться и вводить понятие темной энергии, довольно туманного то ли поля, то ли константы, то ли вовсе неясно чего.

С другой стороны, в выкладках тайваньского ученого есть и свои недостатки. Достаточно сказать, что в рамках этой модели остается неясной природа реликтового излучения, ровного микроволнового фона, пронизывающего всю Вселенную. Зато из Большого взрыва она следует совершенно естественным образом, его называют «эхом» того первого события.

Читайте также о том, как ученые пытаются понять, что было тогда, когда ничего не было — «За триллион лет до Большого взрыва».

По публикации physics arXiv blog