До настоящего времени поиски сигналов от инопланетной разумной жизни фокусируются в самом логичной для нас области — радиодиапазоне электромагнитных волн. Но кто вообще сказал, что и на других планетах должны мыслить, как мы, и пользоваться теми же техническими средствами?

История уходит корнями в 1959 г., когда крупные ученые Джузеппе Коккони (Giuseppe Cocconi) и Филипп Моррисон (Philip Morrison) опубликовали статью, в которой рассматривали возможности межзвездных коммуникаций посредством электромагнитных волн. В те годы это выглядело совершенно разумным — другие средства просто не представлялись доступными (к примеру, не существовало лазеров, тем более достаточно мощных). Что позволило сделать вывод о том, что и другие разумные существа, буде они существуют и достаточно развиты, просто вынуждены пойти тем же путем. А если добавить уже существовавшие в те годы средства выделить осмысленный сигнал из шума, то понятно, какой ажиотаж вызвала публикация Коккони и Моррисона.

Сегодня мы стали намного опытнее. Вообще, за прошедшие с тех пор полвека наша цивилизация на самом деле стала куда более «молчаливой» в радиоволнах. Это неудивительно: в середине ХХ в. практически все коммуникации шли с помощью радио, сегодня же у нас работает кабельное телевидение, оптоволокно, витые пары и так далее, и тому подобное.

Конечно, радиосигнал остается крайне важным — взять хотя бы спутниковые трансляции и связь — но современные цифровые форматы намного эффективнее старых аналоговых, что позволяет использовать существенно более слабый радиосигнал. Или самые мощные источники радиоволн, военные радары. Если раньше они мощно и устойчиво излучали на определенной узкой и узнаваемой длине волны, сегодня они скачут с одной частоты на другую, чтобы затруднить работу средств радиоэлектронной борьбы. Словом, выкладки полувековой давности кажутся далеко не такими однозначными.

Впрочем, и искатели инопланетного сигнала не сидят сложа руки. За десятилетия работы знаменитого проекта SETI (читайте о нем: «Поиски разума») диапазон анализируемых радиочастот намного увеличился, начаты поиски сигналов и на видимых длинах волн. Однако вариантов здесь — триллионы, и однозначно определить, какие именно частоты следует сканировать, невозможно. К примеру, новейший массив радиотелескопов Allen Telescope Array (АТА), постройка которого завершается в Калифорнии, сможет охватить миллиард каналов с частотой от 0,5 до 11 ГГц, но этот диапазон — капля в море возможных радиочастот.

Чтобы как-то сузить пространство поиска, ученые и энтузиасты делают различные предложения, от вполне логичных и до совершенно курьезных. Так, Джеральд Харп (Gerald Harp) обращает внимание на частоту 4,462336275 ГГц (PiHI-спектр) — это произведение частоты эмиссии атомов водорода, помноженное на число Пи. Дескать, для подачи сигнала другим разумным существам это оптимально, поскольку универсальные константы одинаковы для всех.

Более серьезно к проблеме подошел гарвардский физик Пол Горовиц (Paul Horowitz), который предложил вообще перейти от радиоволн к ИК-диапазону, излучение которого способного легче проникать через скопления газа и пыли и меньше интерферирует с излучением звезд. Другие обращают внимание на гамма-волны, которые должны обильно излучать перспективные космические корабли, работающие на ядерном топливе или на антиматерии. Пока что «консерваторы» из SETI не готовы рассматривать эти «спекулятивные» сценарии.

Вообще, с поисками братьев по разуму сегодня ситуация противоречивая. С одной стороны, ясно, что первоначальные надежды быстренько найти сигнал и вступить в контакт были чересчур наивными. С другой же — современные технологии позволяют вести поиск, теоретически, намного эффективнее. А главное, обнаружение уже сотен далеких планет питает новые надежды на то, что мы не одиноки во Вселенной.

Как же решить проблему того, что технологии других разумных форм жизни могут быть существенно отличными от наших? Возможно, если иная цивилизация стоит на более высоких, чем мы, ступенях развития, она сама будет вести поиски сигналов. Соответственно, надежнее может не прислушиваться к небесам, а первым подать голос? Подобные проекты понемногу реализуются — мы подробно писали о них в заметке «Достучаться до небес».

В 2008 г. гавайский астрофизик Джон Лирнд (John Learned) предложил для этого особенно перспективный способ — использование нейтрино. Эти легкие частицы практически не взаимодействуют с веществом и способны легко проникать повсюду. Они преодолеют всю толщу Земли, не заметив ее: по оценкам ученых, длина свободного пробега отдельного нейтрино составляет величину порядка сотни световых лет. Пока что мы не обладаем технологиями для создания подобного излучателя и энергией для его работы. Но — снова вернемся к «прослушке» — у нас имеются детекторы нейтрино. Если они обнаружат несколько частиц, приходящих с одного направления и с одинаковой энергией, тут будет о чем задуматься.

В другой своей статье в качестве источника сигнала Лирнд предлагает рассматривать целые звезды. Он приводит в пример пульсирующие звезды класса цефеид. Светимость их довольно точно периодически меняется, на манер космического маяка. Если некая мега-цивилизация овладела достаточной энергией, она сможет в нужные моменты «накачивать» такие звезды, нарушая строгую периодичность их расписания и создавая мощный пульсирующий сигнал для межзвездной связи. Поэтому Лирнд предлагает внимательнее изучить поведение цефеид: возможно, некоторые из них уже действуют в качестве таких передатчиков.

Словом, путей для научно обоснованной фантазии здесь слишком много. Как сказал тот же Пол Горовиц, «хотелось бы держать разум открытым — но так, чтобы мозг все-таки не взорвался». Да и вообще, совершенно неясно, насколько стоит идти на поиски, а тем более — контакт с иными формами жизни. Кто знает, насколько могущественными и дружелюбными они окажутся.

По публикации Science News