Авария на буровой платформе и разлив нефти могут помочь объяснить загадку древней климатической катастрофы.

На прошлой неделе большая группа ученых отправилась в Мексиканский залив, чтобы произвести анализ нефтяных выбросов, продолжающих истекать в океан на месте катастрофы. Но объект их исследований — не сама нефть. Океанолог Джон Кесслер (John Kessler) и его коллеги намерены узнать, насколько велико в ней содержание природного газа, метана. По данным компании BP, на буровой платформе которой случилась приведшая к бедствию авария, метан составляет до 40% массы всех выбросов.

Работа, по словам Кесслера, преследует две цели. Во‑первых, важно уточнить, сколько изливается в море собственно нефти. Во‑вторых, интересен сам метан, газ, обладающий мощным парниковым эффектом, влияние которого на климат активно исследуется все последние годы. Так, по мнению некоторых ученых, именно резкие и масштабные выбросы метана где-то на морском дне около 55 млн лет назад вызвали резкий скачок глобальной температуры на Земле. И нынешняя катастрофа дает уникальный, хотя и не слишком радующий, шанс уточнить этот вопрос.

Речь идет о событии, которое известно под названием Позднепалеоценового термального максимума, резком потеплении Земли, во время которого на несколько сотен тысяч лет температура континентов увеличилась на 8 °C, а в морях — на величину до 10 °C. Это привело и к масштабному вымиранию видов, что, кстати, послужило косвенно на руку нашему виду: именно тогда исчезли примитивные млекопитающие, а на смену им пришли более мелкие животные современного типа.

Весьма отчетливо это событие проявилось в изотопном составе углерода, который обнаруживается в отложениях того периода. Отношение углерода-13 к углероду-12 резко уменьшилось, затем, за последующие 150−200 тыс. лет плавно вернулось к норме. Это говорит о том, что произошел резкий выброс углерода-12. Чтобы понять масштабы этого выброса, Кесслер предлагает: «Возьмите все вообще наземные растения и сожгите их — тогда вы получите сравнимые количества». Так что, по его мнению, источником легкого углерода-12 могли служить процессы в неживой природе — например, выбросы того же метана.

Этой точки зрения придерживаются и многие другие специалисты, тем более что мощная способность метана создавать парниковый эффект, намного (примерно в 25 раз) превышающее все возможности углекислого газа, позволяет объяснить и резкий температурный скачок той эпохи.

Настала пора переходить к конкретным цифрам. Ученых интересует, что именно и в каких количествах должно было выбрасываться из поверхности океанского дна, чтобы насытить атмосферу достаточными объемами метана? Действительно, газ должен не просто попасть в морские воды, но и передаться в атмосферу, так что стоит выяснить, какой процесс, каким образом и в каких количествах обеспечивает это.

И теперешняя катастрофа предоставляет ученым действительно уникальный шанс, по сути, эксперимент, поставленный самой природой (не без участия нефтедобывающих компаний). По мнению Кесслера, необходимые полевые исследования займут от 4 до 6 месяцев. Если, конечно, они пройдут удачно — ведь еще неизвестно, как поведет себя сложное оборудование в условиях серьезного нефтяного загрязнения. Так что пожелаем ученым удачи и будем ждать результатов.

К слову, сам Кесслер успокаивает излишне впечатлительных граждан, сразу заявляя, что теперешние объемы метана в любом случае слишком малы, чтобы вызвать сходные по масштабам изменения глобального климата.

Читайте также весьма актуальные сегодня заметки о том, как добывают нефть («Будущее нефтяной цивилизации») — и о том, что современные технологии очистки губят рыбы больше, чем сами загрязнения («Смертельно чисто»).

По публикации ScienceNOW