ЗРК С-300 — одно из самых популярных в заголовках новостей семейств отечественного оружия. Обладание мощным комплексом, который позволяет на больших дальностях и высотах поражать аэродинамические и баллистические цели, дает любой стране и армии сильный военно-политический козырь. Однако и такое грозное оружие нуждается в защите.
ЗРК С-300: противовоздушная оборона по‑российски
Максим Балакин

Полигон ПВО «Ашулук» расположен в той части Прикаспийской низменности, где степь становится полупустыней. Своенравное море-озеро когда-то разливалось далеко за пределы нынешних берегов, и там, где сейчас учатся защищать, как говорится, наше мирное небо, было морское дно. Вода ушла, но дно никуда не делось — вот он, мелкий как мука желтый-желтый песок. Пока здесь еще все не выгорело от жестокого летнего солнца, полупустыня местами маскируется под степь: невысокие ветвистые кустики полыни добавляют ландшафту зелени. Разотрешь полынь в пальцах и чувствуешь глубокий пряный аромат, запах борьбы за жизнь там, где выжить очень тяжело. Там, где голый песок, поработали люди в военной форме.

Еще одна машина, которая следует в составе дивизиона С-300ПС. Это радиолокатор подсвета и наведения, или сокращенно РПН.

Светло-охристого цвета здесь дороги, по которым мы носились на ГАЗ-66 (это куда круче египетского пустынного сафари!), площадки для техники и валы, защищающие ракетные позиции. Когда над этими искусственными барханами вздымаются мачта низковысотного обнаружителя или светло-голубые контейнеры приготовившегося к стрельбе комплекса С-300, чувствуешь себя героем фантастического блокбастера.

Приказ на марш

На полигоне «Ашулук» проходит мероприятие под непривычным названием «Воздушно-огневая конференция» с участием высшего командного состава ВВС, старших офицеров из разных регионов РФ и союзной Белоруссии и представителей ВПК. Военные и инженеры изучают боевую технику в действии, обмениваются мнениями, определяют, что и как требуется доработать. Одна из наиболее актуальных задач на сегодня — обеспечение высокой мобильности наших войск и систем ПВО в том числе. Именно поэтому в рамках конференции демонстрировались возможности быстрой передислокации дивизиона С-300ПС с места базирования к новой позиции. Две пусковые установки по четыре ракеты — грозная сила, но пока дивизион в движении, комплекс совершенно беззащитен, стрелять с марша он не умеет, да и не все угрозы способен отразить. Кто и как его будет защищать?

Для маскировки передвижений Максим Балакин на старой позиции надуваются два макета, изображающие пусковые установки. Операция занимает считаные минуты.
Дивизионную колонну возглавляет машина «передового разъезда». Этот специфический термин, принятый в ПВО, обозначает группу саперов, ведущих инженерную разведку пути следования колонны. Передовой разъезд обнаруживает воздушного или наземного противника, ведет разминирование минных полей, создает оцепление района биологического и радиационно-химического заражения и осуществляет топографическую привязку новой ракетной позиции.

Орлы в «Соколе»

Чтобы показать саперов ПВО в действии, передовому разъезду поставили задачу обезвредить путь следования после дистанционного минирования с вертолета. Вертолет Ми-8, пролетев над проложенной в песках дорогой, разбросал по местности учебные макеты противопехотной мины ПФМ-1С. Оружие это не очень опасное для тяжелой техники, но весьма коварное. Небольшая пластиковая мина имеет форму, отдаленно напоминающую гайку-барашек, причем одна ее половина тонкая и представляет собой стабилизирующее крыло, а другая толще и имеет полость внутри. В полость залито жидкое взрывчатое вещество. Если на мину наступить, давление жидкости повысится и его будет достаточно, чтобы привести в действие взрыватель.

Командир передового разъезда, облаченный в новейший легкобронированный защитный костюм «Сокол», проводит уничтожение обнаруженных мин накладным зарядом.

Мины пакуются в цилиндрические кассеты КФС-1С (емкостью 64 мины) и выстреливаются с вертолета (или другой платформы) пороховым вышибателем. Пока мина летит, взрыватель взводится. Выкрашенная в защитный цвет, мина отлично сливается с почвой, и обнаружить ее зрительно очень непросто. Мины такого типа существуют еще с советских времен, а вот арсенал саперов заметно обновляется. Настоящим изделием хайтека выглядит новейший селективный миноискатель ИМП-С2 — он может программироваться не только на поиск черных и цветных металлов, но также и на обнаружение боеприпасов в пластиковых корпусах (типа ПФМ-1). В приборе заметно усовершенствована эргономика — теперь сапер может держать миноискатель одной рукой и этой же рукой им управлять. Другое новшество, только-только поступившее в войска, — легкобронированный защитный костюм «Сокол». Костюм защищает от осколков весом до 1 г, калибром до 6,5 мм, двигающихся со скоростью до 900 м/с, а также от пуль из пистолетов ПМ, АПС и Browning. За счет того, что бронеэлементы костюма выполнены из высокопрочного полиэтилена, костюм более чем вдвое легче своего предшественника типа «Дублон» (16 против 40 кг). Все это говорит о том, что отечественная конструкторская мысль всерьез занялась эргономикой и комфортом для людей, выполняющих боевые задачи, и объявила войну «тяготам и лишениям» там, где без них возможно обойтись. Учебная мина, Максим Балакин имитирующая противопехотную мину ПФМ-1С, легко сливается с почвой. Боеприпас выполнен из пластика, что также затрудняет обнаружение.

Плюс 15 километров

Разумеется, для дивизиона С-300 на марше мины — далеко не единственная угроза, особенно в ситуации непосредственного огневого соприкосновения с противником. Дивизиону требуется машина, которая могла бы работать по близким воздушным и наземным целям непосредственно во время движения. И в этом качестве выступают два зенитных ракетно-пушечных комплекса «Панцирь-С1». Этот ЗРПК, созданный в тульском «КБ приборостроения», значительно «моложе» С-300 и принят на вооружение лишь во второй половине прошлого десятилетия. Комплекс представляет собой 12-тонную башню, поставленную на автомобильное или гусеничное шасси, на которой размещены система обнаружения с локатором, а также пусковые установки для управляемых ракет 57Э6-Е (боезапас 12 штук) и спаренный зенитный автомат калибра 30 мм.

Несмотря на то что эта интересная и эффективная система разработана сравнительно недавно, ее активно совершенствуют, и на Воздушно-огневой конференции на полигоне «Ашулук» были представлены некоторые новшества. Во‑первых, инженеры тульского КБ продемонстрировали новое ракетное вооружение для «Панциря-С1». Этот перспективный снаряд можно будет поставить не только на новые, но и на уже действующие машины. «Речь идет о высокоскоростной ракете, — говорит первый заместитель исполнительного директора «КБ приборостроения» Юрий Савенков. — Это изделие будущего, которое мы предложим как на экспорт, так и нашей армии, представляет собой совершенно новую конструкцию. Ракета позволит расширить перечень целей, которые сможет поражать «Панцирь-С1». Предполагается, что новый снаряд даст возможность увеличить дальность поражения цели с нынешних 20 до 35 км». Передовой разъезд, Максим Балакин следующий впереди колонны дивизиона С-300, проводит очистку пути от разбросанных с воздуха мин. Для их поиска используются щупы и миноискатели.

Кроме того, в Ашулук прямо из цеха своим ходом прибыла обновленная версия «Панциря-С» на колесной базе КамАЗ. Машина не содержала в себе радикальных новшеств, но стала ответом на пожелания военных, выработанные в ходе эксплуатации ЗРПК. Во‑первых, в обновленном «Панцире» локатор получил две фазированные антенные решетки вместо одной, причем каждая может работать в секторном режиме. Это значит, что локатор не находится в постоянном вращении, сканируя раз за разом 360-градусную панораму, а постоянно облучает некий сектор. В случае локатора с двумя ФАР, обращенными в противоположную сторону, он может держать под контролем два сектора по 90 градусов. Легко увидеть, что даже в составе дивизиона С-300, где «Панцирей» всего два, они смогут, встав перпендикулярно, перекрыть все 360 градусов. При этом секторный режим позволяет не расходовать попусту механический ресурс устройства вращения локатора, а также увеличить дальность захвата цели.

В ходе эксплуатации ЗРПК выявилась небольшая, но существенная проблема: закрепленный на башне тепловизор не вписывается в железнодорожные габариты. Поэтому при перевозке на железнодорожных платформах приходилось снимать башню и перевозить ее отдельно, что, конечно, неудобно. В новой версии башня получила выемку, в которую при транспортировке тепловизор можно убрать. Также в обновленном «Панцире» установлена новая вычислительная машина с новой системой навигации. Совершенствование бортовой вычислительной техники для машин этого типа чрезвычайно важно, так как «Панцирь-С1» — это настоящая машина сетецентрической войны. «Панцири» могут согласованно действовать в общей сети, включающей в себя до шести машин, причем каждая способна выступать в качестве командного пункта. Две пусковые установки ЗРК С-300ПМ Максим Балакин готовы совершить марш к новой позиции. Каждая установка имеет по четыре контейнера с ракетами 5В55Р.

Из пушки по БПЛА

Таким образом, производственники стараются максимально оперативно реагировать на запросы армии, однако впереди — более радикальная модернизация ЗРПК, которая сейчас условно называется «Панцирь-СМ». В этой версии продолжится совершенствование ракетного вооружения, и дальность поражения цели возрастет уже до 50 км. Конструкция зенитного автомата не изменится, но для стрельбы будет применяться боеприпас нового поколения.

«Опыт показал, что цели уменьшаются, — говорит Юрий Савенков, — поэтому необходимо, чтобы наш снаряд перед целью раскрывался, создавал облако осколков. И примерно через год мы такой снаряд покажем. Получив в свое распоряжение подобный боеприпас, расчет сможет сам выбирать, каким средством работать по пехоте, по легким БПЛА. Но понятно, что стрелять по находящемуся вблизи малоразмерному БПЛА ракетой слишком расточительно, и в этом смысле роль артиллерии будет повышаться». Обновленная версия ЗРПК «Панцирь-С1» Максим Балакин оснащена новым локатором с двумя противоположнонаправленными ФАР, а также новым бортовым вычислителем с системой навигации.

«Панцири» прикрывают С-300 как на марше, так и в момент развертывания на новой позиции. После чего начинаются стрельбы. В ходе Воздушно-огневой конференции расчеты ПВО вели стрельбу комплексами С-300ПМ по ракете-мишени «Кабан» и комплексами 300ПС по мишени «Пищаль-Б». Эти мишени — аналоги тактических баллистических ракет. Кроме того, С-300ПС демонстрировала и возможности стрельбы по наземным целям, поразив район, где, согласно легенде учений, была обнаружена разведывательно-диверсионная группа противника.

Несущиеся по небу ракеты, выпущенные из С-300, выглядят как яркие бело-зеленоватые светящиеся пятна, за которыми тянется дымный след. Огненная феерия над пустыней только усиливает ощущение фантастичности и нереальности происходящего. Но на самом деле, хоть С-300 и нельзя отнести к наиболее современным видам российского оружия ПВО и ПРО, их эффективность все еще достаточно высока, доказательством чему стали успешно сбитые мишени.

Старт ракеты, выпущенной ЗРК С-300. Слева — еще две установки, изготовившиеся к стрельбе, их пусковые контейнеры находятся в вертикальном положении. Для отработки противодействия вероятному нападению с воздуха требуются не только зенитные ракеты, но и мишени, сопоставимые по ТТХ с видами вооружения, которые может использовать противник (баллистическая цель, аэродинамическая цель, гиперзвуковая цель).

Статья «Марш под панцирем» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2014).