Сверхдальняя стрельба, пожалуй, самая сложная и самая дорогая стрелковая дисциплина. Чтобы уверенно попасть хотя бы просто в мишень на дистанциях за километр, стрелку приходится учитывать и анализировать огромное количество данных и параметров: точную дальность выстрела, падение пули, эффект Магнуса, вращение, эффект Кориолиса, давление, температуру, относительную влажность воздуха, скорость пули и еще много чего. К винтовкам требований не меньше. Скажем так, компаний, способных их изготовить, гораздо меньше, чем компаний, производящих механические хронометры, эталонные изделия точной механики.

Российская компания «Промтехнология», более известная своим брендом ORSIS, приступила к разработке не просто точной винтовки для сверхдальней стрельбы, а рекордной — лучшей, по крайней мере в Европе. Мне повезло наблюдать этот амбициозный проект изнутри. Нашим проводником по увлекательному и удивительному миру оружейной механики будет гендиректор ООО «Промтехнология» Алексей Сорокин, которого небольшое сообщество стрелковой элиты знает под ником Хабаровск.

Калибр Построение любой винтовки — это череда компромиссов между кучей параметров, таких как вес, длина и толщина ствола, материалы, число и шаг нарезов, конструкции затворных групп и, конечно, выбор калибра. Непосвященному человеку кажется, что чем тяжелее и быстрее пуля, тем дальше, по более пологой траектории и точнее она полетит. Чем больше калибр и гильза, тем лучше. Это так, но если не интересует точность попадания.

Во‑первых, чем выше скорость, тем выше отдача. Чтобы комфортно стрелять, высокоскоростную винтовку надо делать очень тяжелой. Она будет сильно «прыгать» и не даст хорошую кучность. Во‑вторых — и это главное, — чем выше скорость, тем сильнее деформация пули. Поскольку обычно пули состоят из мягкой оболочки и свинцового мягкого сердечника, на скоростях выше 1000 м/с деформация столь велика, что при вылете из канала ствола пуля вообще не сохраняет своих баллистических качеств, и попасть в цель можно только случайно.

Сделать же идеально симметричную пулю с тяжелым сердечником очень трудно. Выход — использование монолитных, полностью точеных пуль. Например, в 50-м калибре на дальние расстояния только такими и стреляют. Но здесь свои проблемы. Из-за невысокого удельного веса пули приходится удлинять, что отрицательно сказывается на стабилизации. В итоге построение винтовки начинается с маленькой пули.

Дикий кот

Либеральное законодательство в оружейной области, бескрайние просторы и любовь к оружию сделали высокоточную стрельбу на большие расстояния национальным спортом американцев. Огромное количество стрелков в погоне за рекордными выстрелами экспериментируют как с винтовками, так и с патронами, калибрами и пулями.

Экспериментальные мелкосерийные «частные» патроны там называют словом WildCat, и из них выросли многие ныне широко распространенные калибры. Один из авторитетных изготовителей WildCat в США и стрелок на большие дистанции Дэвид Вайерс в 2002 году тоже начинал решать проблему дальней и точной стрельбы с пули. На каком калибре лучше всего остановиться для сверхдальней охоты и высшей точности? Первое, о чем он подумал, был калибр .375 (9,53 мм), но там не нашлось подходящей пули.

Она была в калибре .338 (8,61 мм) — 300-грановая (19,4 г) Sierra Match King, — но в стандартной гильзе оказалось слишком много пороха для требуемой скорости. Вайерсу пришло в голову взять гильзу от .408 (10,4 мм) CheyTac (специализированный снайперский боеприпас для стрельбы на большие дистанции) и обжать ее дульце под пулю калибра .338 — стандартный прием конструкторов WildCat. Результат оказался неплохим, но Дэвид хотел большего. После серии экспериментов он пришел к совсем оригинальному патрону — .338 SnipeTac, гильза которого имеет существенное отличие от калибра .408: она чуть-чуть короче и полнее, для более правильного распределения формы порохового столбика внутри.

Алексей Сорокин для своей рекордной винтовки также склоняется к калибру .338 SnipeTac, но добавляет к нему еще два — .375 SnipeTac и .408 CheyTac, которые используют одну и ту же гильзу, но с разными дульцами. Главное преимущество калибра .338 в том, что для него есть очень хорошие пули. Готового решения пока нет, но есть куча вопросов: длина ствола и контур, шаг нарезов, соотношение полей нарезов, форма и тип пульного входа, выбор дульных тормозов. Каждый элемент требует расчетов, исследований и экспериментов. «Нам хочется не просто повторить американские результаты, но и превзойти их, — говорит Сорокин. — С точки зрения технологий, точности работы всех элементов, жесткости и прочности конструкции, уверен, мы сделаем лучше. Мы обработаем ствол с таким качеством, какого на американском рынке сейчас не найти».

В новой винтовке не все в будущем времени. Уже сделана затворная группа. На заводе ORSIS не стали особо мудрить, взяли собственную длинную затворную группу с двумя боевыми упорами на базе Remington 700 (ничего лучше для винтовок со скользящим затвором за прошедшие полвека не придумано), которую они использовали, например, на T-5000 .338 Lapua Magnum, удлинили ее на 30 мм (патрон длиннее) и добавили больше металла в боевых упорах. Посчитан и готов ствол. Для тестов изготовлена ложа из ламината.

Ложа

Алюминиевая ложа для будущей винтовки — это отдельный проект, и ложа обещает быть интересной и «навороченной». Новая конструкция сошек с очень оригинальной системой подвеса, специальная регулируемая платформа для крепления прицела. Для стрельбы на такие дистанции есть фактор так называемого технического нокаута. Траектория при сверхдальней стрельбе столь крута, что у большинства прицелов (исключая экзотику, например от US Optics) просто не хватает хода барабана поправок.

Но если делать наклонную планку, появляется проблема ноля — невозможно пристрелять винтовку («привязать ноль») на 100 м, только метров на пятьсот. Но на таких больших дистанциях велика ветровая погрешность. Изменилась ветровая обстановка, и «ноль» ушел. На двух километрах это даст ошибку в несколько метров.

ORSIS собирается решать эту проблему следующим образом: сначала пристрелять прицел на ста метрах, на этой дистанции влиянием ветра можно пренебречь, особенно если стрелять рано утром или вечером, когда нет нагревания поверхности солнцем; дальше вводится наклон кронштейна.

Идея не нова, но «Промтехнология» собирается реализовать собственную оригинальную схему. Проблема в том, что, с одной стороны, это должна быть ювелирно точная конструкция, а с другой — очень прочная. Сверхмощный калибр — нагрузка на кронштейн будет колоссальной. А проблема с регулируемыми кронштейнами лежит как раз в области надежности.

Некоторые элементы ложи будут заимствованы от винтовки Т-5000, но в основном ее придется глубоко переработать, потому что немного изменятся задачи. Ствол более массивный, затворная группа более тяжелая, более жесткая и вся винтовка. Винтовка будет тяжелее примерно на 2,5 кг, чем Т-5000 в калибре .338, — примерно 8,8 кг. Предположительно, приклад будет складываться на правую сторону, что связано с идеей более комфортной переноски оружия.

К тому же в закрытом состоянии он заблокирует затвор — дополнительный предохранитель не помешает. В прикладе будет монопод, так называемая третья нога. Она нужна не для стрельбы — если монопод в момент выстрела стоит на земле, винтовка делает большие вертикальные отрывы. Он нужен исключительно для наблюдения, чтобы не держать тяжелую винтовку усилием мышц.

Пули не дуры

В .408 CheyTac используются цельноточеные пули Solid. В теории работа с такими пулями выглядит довольно просто. У них идеальная развесовка, биений значительно меньше, чем у классических пуль со свинцовым сердечником. Но при этом они летают хуже — поскольку более легкие и имеют не очень удачное распределение центра масс. С другой стороны, растет точность изготовления классических пуль со свинцовым сердечником. В итоге увлечение цельноточеными пулями начинает спадать. Например, на последнем чемпионате мира по бенчресту (вид высокоточной стрельбы) на дистанции 100 и 2000 м в Австралии большинство стрелков стреляли заводскими 6-мм составными пулями Berger Match BR Column Target.

Солиды, в свою очередь, тоже можно улучшать. Например, менять распределение центра масс — высверлить пулю с носовой или с донной части. Найти правильную точку центра масс, оптимальный шаг нарезов и длины ствола — и стрельба на большие дальности станет реальностью.

В компании «Промтехнология» есть отдельная программа по патронам и пулям в частности. Сейчас идет выбор материалов, конструктива. «Есть совсем сумасшедшие идеи, например пули со сквозным каналом, — говорит Алексей Сорокин. — Американцы активно вели дискуссию на эту тему в 1980-х годах, потом все засекретили. Основная проблема не в лобовом сопротивлении пули, а в разреженном пространстве за ней, которое буквально «присасывает» пулю. Если решить эту проблему, то траектория сильно «выглаживается».

К тому же идет довольно высокое сохранение скорости, но эти пули не рассчитываются существующей классической баллистической математикой. Если удастся реализовать связанные с ними технические проблемы, а их на самом деле много, то они могут перерасти в отдельное перспективное направление». По расчетам в патроне 7,62 x 54 на 1000 м потеря скорости пулей со сквозным каналом составляла около 35%. А классической пулей — 75−80%. То есть кратное улучшение баллистических характеристик и кратное увеличение проблем. Одна из них, например, — как закрывать отверстие во время выстрела и открывать после.

Виртуальный обсчет

«У нас сейчас есть математический продукт, разработанный нашей компанией с партнерами, который позволяет посчитать эту пулю с точки зрения скачков уплотнений и баллистики, — говорит Сорокин. — И только после того, как мы ее вылижем на компьютере, мы начнем проверять наши расчеты на практике. Мы постараемся сократить натурные эксперименты по максимуму». Натурные эксперименты — это не столько дорого, сколько долго. Надо сделать ствол, отстрелять, сделать пули. Поменяли один параметр — и все заново.

А в компьютере можно быстро варьировать любые комбинации параметров. Алексей уверяет, что математический продукт уникален и его ни у кого нет. Баллистикой занимаются довольно серьезно многие компании, но вот «легкая» стрелковая баллистика далеко не так популярна. Да и саму винтовку ORSIS обсчитывает виртуально. Что такое обычные механические расчеты? Берут справочные данные по металлам и потом высчитывают прочность элементов.

«Но нас интересует немного другая задача — прочность в динамике, — продолжает Сорокин. — Причем динамические процессы разные: есть и термодинамика, газодинамика, возникают очень серьезные давления, в том числе и механических частей друг на друга и т. д. Сейчас мы научились считать колебания на стволе. Это прорыв — думаю, ни у кого этого нет. Американцы так не проектируют стрелковое оружие. А мы проектируем. И поэтому мы получим такую винтовку, что никто не будет понимать, как она работает. Так же, как с нашей винтовкой T-5000 .338 LM: она стреляет всеми патронами, которые ей скармливают.

Причем стреляет лучше, чем винтовки, которые стоят на вооружении. Стрелкам непонятно, как так может работать винтовка. К тому же при столь мощном калибре у нее почти нет отдачи. Она комфортна. На момент выстрела цель остается в прицеле. Все, на что жаловались стрелки, мы исправили, сделали то, что не могли реализовать оружейники. Но работали в значительной мере интуитивно. А сейчас на более крупном калибре собираемся проверить нашу интуицию математикой».

Статья «С дальним прицелом» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2014).