В ноябре 1973 года с дизель-электрической подводной лодки ВМФ СССР К-102 была запущена баллистическая ракета, головная часть которой точно поразила судно-мишень. Пуск проводился в рамках испытаний морского ракетного комплекса Д-5. Р-27К стала первой в истории баллистической ракетой, способной поражать движущиеся надводные корабли.

Схема полета ПКБР на базе Р-27 с комбинированным наведением
Схема полета ПКБР на базе Р-27 с баллистическим наведением
Карта демонстрирует вероятные зоны поражения для ныне существующей китайской ПКБР DF-21D и ее возможной в будущем модификации. Приведенная карта наглядно демонстрирует, что, введя в строй противокорабельную модификацию ракеты DongFeng-21, Китай намерен создать эффективный противовес действиям иностранного (прежде всего американского) флота у своих берегов и в зоне, которую КНР рассматривает как пространство своих интересов. В этом регионе находятся Тайвань, Япония, Индокитай, а также ряд островных территорий, являющихся предметом территориальных споров Китая с сопредельными странами
На фото — БРПЛ Р-27 в контейнере. Тип старта ракеты — мокрый, из предварительно затопленной шахты на подводной лодке. Ракета находилась на вооружении с 1968 года и пробыла в строю 20 лет

В марте 1949 года ВМС США провели эксперимент, в ходе которого с борта тяжелого авианосца Coral Sea взлетел бомбардировщик P2V-3C (модифицированный Neptune) с макетом атомной бомбы. Результаты эксперимента подтвердили возможность использования авианосцев в качестве носителей ядерного оружия. Ранее единственным средством доставки атомных бомб были стратегические бомбардировщики ВВС, размещавшиеся на авиабазах на территории США и их союзников.

Прогрессирующая неуязвимость

Палубное базирование самолетов — носителей ядерного оружия — обеспечивало их повышенную живучесть и гибкость применения, ведь авианосец мог доставить их максимально близко к территории противника. Значение авианосцев увеличивалось, и в перспективе они могли бы стать полноправной составляющей стратегических ядерных сил США. Оснащение ядерным оружием не исключало возможность участия авианосцев в решении традиционных для них задач, таких как нанесение обычным оснащением ударов по объектам на побережье и в глубине территории противника, авиационное прикрытие операций в прибрежной зоне, блокада побережья противника и др. Для нужд размещения ядерного оружия США в 1950-е годы осуществили модернизацию имевшихся авианосцев типа Essex. Кроме того, было построено четыре принципиально новых корабля этого класса типа Forrestal. В 1961 году в строй вступил Kitty Hawk (усовершенствованный авианосец типа Forrestal) и авианосец принципиально нового типа, оснащенный ядерной силовой установкой Enterprise. Число ударных авианосцев в начале 1960-х годов достигло 15 единиц. На Forrestal базировалось 36, а на Enterprise — 42 штурмовика-носителя атомных бомб. Американские авианосцы, действовавшие в составе ударных групп и соединений, представляли серьезную угрозу для СССР.

Наша страна авианосцев не имела. Их проектирование велось в 1950-х, однако планы были свернуты Н.С.Хрущевым, считавшим, что в век ракетно-ядерного оружия такой класс боевых кораблей не нужен. Вместо постройки своих авианосцев решили сделать упор на развитие средств борьбы с американскими. Для поражения крупных надводных боевых кораблей противника в 1950-х годах были созданы крылатые ракеты КСЩ, размещавшиеся на эсминцах проектов 56 и 56 М, и крылатые ракеты КСР-2 и К-10С, устанавливаемые на самолетах Ту-16.

Однако поразить авианосец было далеко не просто. Авианосные ударные группы (АУГ) помимо авианосца включали до десяти ко-раб-лей охранения, в том числе один-два крейсера, до шести эсминцев и фрегатов, одну-две подводные лодки, которые обеспечивали противовоздушную и противолодочную оборону. Корабли охранения, располагавшиеся на расстоянии до 75 км от центра ордера, были вооружены ЗРК большой дальности Talos, средней Terrier и малой Tartar. Противовоздушную оборону АУГ также обеспечивали палубные истребители. Сравнительно малая дальность полета ракеты КСЩ (до 100 км) практически исключала возможность выхода эсминца на дистанцию пуска ракет по авианосцу, так как он оказывался в зоне действия огневых средств кораблей охранения и палубных истребителей. Дальность стрельбы ракет КСР-2 составляла 160−170 км, а К-10С — от 110 до 325. Радиус зоны действия ПВО АУГ в начале 1960-х годов составлял около 200 км. Таким образом, для пуска ракет КСР-2 самолет Ту-16 должен был входить в зону действия палубных истребителей ПВО АУГ. На предельной дальности полета ПКР К-10С могли применяться без входа самолета-носителя в зону действия ПВО. Однако в США уже испытывался самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У) Е-2А Hawkeye. С его развертыванием зона действия ПВО АУГ увеличивалась до 450 км. В результате выход самолетов Ту-16 на дистанцию пуска противокорабельных ракет К-10С также становился проблематичным. ПКР, запущенные с прорвавшихся носителей, несли потери при полете в зоне действия огневых средств ПВО АУГ.

Для борьбы с авианосцами разрабатывались новые ракетные комплексы с ПКР, имеющими более высокие ТТХ, — морские комплексы П-6, П-35, «Аметист», авиационные комплексы Ту-22 с ракетой Х-22 и Т-4 с ракетой Х-33. Однако и возможности АУГ по противодействию ПКР и их носителям непрерывно возрастали. Проблема преодоления крылатыми ракетами и их носителями мощной эшелонированной системы ПВО и ПЛО авианосных соединений сохранялась. По опубликованным оценкам, для поражения авианосца, действующего в составе АУГ, могло потребоваться свыше полусотни ПКР. Кардинальным решением проблемы могло бы стать создание противокорабельной баллистической ракеты с дальностью полета около 900 км, исключающей возможность противодействия подводной лодке-носителю со стороны системы ПЛО АУГ противника. Корабельных средств перехвата головных частей баллистических ракет средней дальности тогда не существовало, и появление их в ближайшем будущем не предвиделось. В случае успешной технической реализации противокорабельные баллистические ракеты могли бы стать абсолютным оружием для борьбы с авианосцами.

Как попасть в авианосец?

В 1962 году в уральском СКБ-385 (ныне ОАО «ГРЦ КБ им. академика В.П. Макеева») приступили к разработке универсального комплекса Д-5 с баллистической ракетой Р-27К, предназначенной для поражения надводных кораблей, и традиционной баллистической ракетой Р-27, которая предназначалась для поражения наземных целей. Длительное время о проекте знал лишь ограниченный круг специалистов. Только спустя 45 лет головной разработчик раскрыл некоторые подробности создания этого уникального вида оружия.

Поражение надводных кораблей баллистической ракетой было принципиально новой в мировой практике технической задачей. Созданные к тому времени баллистические ракеты могли поражать только неподвижные наземные объекты. Реальным тогда было использование на БР только пассивной системы самонаведения по электромагнитному излучению кораблей АУГ. Первоначально рассматривали применение на одноступенчатой ракете управляемой головной части. Она должна была иметь высокое аэродинамическое качество, оснащаться пассивной радиотехнической системой и аэродинамическими рулями. Антенную систему предполагалось разместить в носовом отсеке головной части на гиростабилизированном основании под радиопрозрачным обтекателем. Трудности с созданием радиопрозрачного обтекателя с требуемыми характеристиками, аппаратуры системы управления и системы наведения в заданных весах и габаритах, а также низкие возможности систем разведки и целеуказания не позволяли реализовать этот вариант ракеты. Поэтому были дополнительно проработаны варианты уже двухступенчатой ракеты.

Один из вариантов предусматривал двухэтапное наведение на цель — на внеатмосферном и атмосферном участках полета. Сначала, после захвата цели боковой антенной системой (дальность обнаружения до 800 км), предусматривалось проведение коррекции траектории полета повторным запуском двигателя второй ступени. На втором этапе, после захвата цели носовой антенной, головная часть должна была наводиться на цель уже в атмосфере. С учетом достижимого уровня точности для поражения морских целей требовалось применение ядерного заряда малого класса мощности. Конструкция ракеты и бортовых систем в этом варианте получалась достаточно сложной, и кроме того существенно сокращалась максимальная дальность полета.

Уникальная, но невостребованная

Другой из прорабатывавшихся вариантов основывался на применении двукратной коррекции траектории полета на баллистическом участке без наведения головной части на атмосферном участке полета. При этом значительно упрощались система управления, конструкция ракеты и головной части. Однако точность наведения на цель снижалась, и поэтому требовалось использование ядерного заряда повышенного класса мощности. Поскольку максимальная дальность полета ракеты соответствовала заданной заказчиком, этот вариант и был принят для дальнейшей разработки. Противокорабельная баллистическая ракета Р-27К в значительной степени была унифицирована со стратегической ракетой Р-27, включая двигатель 1-й ступени, ракетно-стартовую систему, технологии изготовления обечаек и днищ, технологию заводской заправки топливом и ампулизации. Создание ракетного комплекса Д-5 с ракетой Р-27 явилось революционным шагом в отечественном ракетостроении. В этой ракете были реализованы принципиально новые, оригинальные технические решения, определившие дальнейшее развитие ракетных комплексов с БРПЛ. Среди них — двигательная установка, «утопленная» в компоненте топлива, компоновка, исключающая традиционные сухие отсеки (хвостовой, межбаковый, приборный), не заполненные компонентами топлива, заправка баков ракеты на заводе-изготовителе и их ампулизация, применение резинометаллических амортизаторов вместо традиционных пружинно-рычажных систем).

Ввиду большой сложности разработка противокорабельной ракеты Р-27К шла с запаздыванием относительно стратегической ракеты Р-27 и ее усовершенствованного варианта Р-27У. Они были приняты на вооружение соответственно в 1968 и 1974 годах. Летные испытания ракеты Р-27К с ПЛ начались только в декабре 1972 года. Для испытаний по проекту 605 была переоборудована дизель-электрическая ПЛ проекта 629. В ноябре 1973 года испытания завершились двухракетным залпом. Из одиннадцати пусков с ПЛ десять были успешными. Максимальная дальность полета ракеты составила 900 км.

Однако к моменту окончания разработки все ПЛ проекта 667А, на которых предусматривалось размещение обоих вариантов ракет комплекса Д-5, были уже заняты стратегической ракетой. Противокорабельную ракету решили не размещать на ПЛ проекта 667А. Более приоритетным считалось оснащение этих лодок стратегическими ракетами. Для поражения крупных надводных кораблей, в том числе авианосцев, имелись авиационные ПКР Х-22, морские — «Аметист», «Малахит», «Базальт». На флоте в 1975 году начались испытания сверхзвуковой ПКР «Гранит», размещавшейся на ПЛ проекта 949А. Эта крылатая ракета впоследствии и была признана основным средством борьбы с авианосцами. Ракета Р-27К, в отличие от ПКР, имевших варианты ядерного и конвенционального оснащения, не могла применяться в условиях неядерного конфликта. Используемый пассивный способ самонаведения ограничивал боевые возможности оружия в случае радиомолчания или пауз в работе радиоизлучающих систем авианосца. Все это предопределило судьбу уникальной ракеты. Единственную подводную лодку проекта 605 с ракетами Р-27К в 1975 году приняли в опытную эксплуатацию, на которой она находилась до 1982 года.

Снова баллистическая?

В 1970-х годах появились предпосылки для со-здания более совершенной противокорабельной ракеты. На этот раз ее основой могла стать новая БРПЛ Р-29, имеющая межконтинентальную дальность полета. В 1971 году было принято решение о создании ракетного комплекса Д-13 с баллистической противокорабельной ракетой Р-33. В отличие от Р-27К, предусматривалось использование комбинированной (активно-пассивной) аппаратуры самонаведения головных частей на атмосферном участке траектории полета. ПКБР Р-33 должна была иметь массу и габариты, аналогичные ракете Р-29 (стартовая масса 33,3 т, длина 13 м, диаметр корпуса 1,8 м) и дальность стрельбы до 2000 км. Предусматривалось оснащение ракеты моноблочной и разделяющейся головными частями с ядерным и обычным снаряжением. В качестве носителя были определены ПЛ проекта 667Б с 16 пусковыми установками. В ходе разработки ракетного комплекса предстояло решить такие проблемные вопросы, как обеспечение работы комбинированного визира в условиях плазмообразования, защита антенн от тепловых и механических воздействий при баллистическом полете, получение целеуказания от существующих и перспективных средств космической и гидроакустической разведки. Разработка ракетного комплекса дошла до аванпроекта, но не имела дальнейшего продолжения. Это было связано как с техническими трудностями, так и с введением в действие договоров об ограничении стратегических вооружений, по которым эта ракета считалась стратегической.

Статья «Небесный молот для авианосца» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2012).