Каждому человеку регулярно приходится сталкиваться с психологическими ситуациями, в которых слова оказываются бессильны. Слово — мощный, но несовершенный инструмент.
«Тело текста: как психика выстраивает внутренний мир». Комментарий лектора

Каждому человеку регулярно приходится сталкиваться с психологическими ситуациями, в которых слова оказываются бессильны. Слово — мощный, но несовершенный инструмент. Главным его недостатком является дискретность, подразумевающая специальную подготовку пользователей в плане изучения многообразных связей знака с передаваемым смыслом. И речь не только о тех, кто пишет и говорит, но также о тех, кто слушает и воспринимает. Мы называем это «начитанностью». Для тех, чье знание поэзии не превышает школьной программы, недоступна сила стиха Цветаевой, Пастернака или Бродского. То же касается прозы.

К счастью, в основе коммуникации лежат вовсе не слова, а целостные фрагменты представлений об окружающем мире. В некотором роде наше общение — обмен новеллами. И каждая из этих новелл вполне соответствует базовым законам драматургии. Можно сказать, человек сам сочиняет себе «жизненные истории», сам верит в них, как в происходившие наяву, и далее стремится убедить в реальности своих историй всех окружающих. Такой процесс называется экстериоризация.

Экстериоризация — вынесение сформированных психикой событий во внешний мир таким образом, будто они там всегда и находились. Именно экстериоризации, а не реальные события, являются основным предметом человеческого общения. Нюансы смысла ощущаются нами только тогда, когда мы принимаем знаки не в абстрактных словарных значениях, а исходя из контекста конкретной «истории», представленной экстериоризациями собеседника.

Человечество создало немало способов преодолевать проблему дискретности знаков. Самые яркие из них принадлежат тем сферам, в которых создать знаковую систему не представляется возможным в принципе. В первую очередь это касается музыкального восприятия, складывающего свои «истории» из бесконечного количества звуков (колебаний) в пределах возможностей человеческого слуха. И, конечно, это визуальные искусства — изобразительное, фотография, кинематограф — рассказывающие «истории» как бы целыми фрагментами, позаимствованными из окружающей реальности.

Какой бы интуитивной не представлялась деятельность музыканта или художника, основой ее в любом случае является умение рассказать свою «жизненную историю» в той же степени, в какой это необходимо писателю. Выйдя из кинотеатра, зрители в первую очередь обсуждают насколько реалистично с кем и что в фильме происходило, а лишь потом могут отметить достоинства изображения. Типовое воспитание не гарантирует понимания каждым индивидом изобразительных нюансов, однако обязано гарантировать понимание «жизненных историй», иначе субъект просто не окажется способен участвовать в бытовых коммуникациях.

Сходным образом формируется персональная идентичность. От самооценок, определенно связанных семантикой — «муж», «жена», «семья», «должность», «успешность». К рефлексиям все менее вербальным, то есть к пониманию, что само по себе обозначение события каким-то словом мало что определяет в реальном положении вещей. Слова дают лишь общий план «жизненной истории», к действительному наполнению которой определенного знака не подобрать.

Возможно ли отличать «жизненные истории» от реальных событий? Как разобраться в чужих «историях» и, что еще сложнее, в своих? Об этом и поговорим 26 мая в 19:30 на лекции «Тело текста: как психика выстраивает внутренний мир?» в Hyundai Motorstudio (ул. Новый Арбат, д. 21, стр1).

Стоимость билета 350 рублей. Билеты можно будет приобрести непосредственно перед началом лекции.