Хоть с момента смерти Уинстона Черчилля и прошло четыре десятилетия, любое упоминание его имени вызывает образ британского бульдога в плаще, жующего сигару. Человека, который стоял у руля в самые темные моменты истории Великобритании. Но был и другой, а точнее — много Черчиллей, каждый из которых был предтечей великого героя. Это молодой солдат, хвастливый журналист, твердолобый политик, искусный художник, харизматический оратор и, наконец, автор Popular Mechanics (PM).

В разгар Великой депрессии 30-х годов тема будущего занимала большую часть страниц PM. В марте 1932 года журнал опубликовал эссе Черчилля «Пятьдесят лет с этих пор». В карьере политика этот период, можно сказать, был самым неудачным.

Черчилль в те времена считался аутсайдером английской политики: он открыто критиковал Адольфа Гитлера, что не вязалось с официальной точкой зрения.

И если уж говорить о будущем, то почему с политическим трупом? На ум приходят три существенных причины. Во‑первых, Черчилль был плодовитым автором и писал очень убедительно. К 1932 году он написал 16 книг — и все, кроме одной, по истории.

Во‑вторых, он хорошо разбирался в науке и технологиях своего времени. К 1932 году он уже успел побыть офицером, членом английского парламента, министром внутренних дел, руководителем адмиралтейства, дивизионным командиром, министром военного снабжения и министром обороны и авиации. Он, как никто другой, знал, что наука и война — две стороны одной медали: война стимулирует технологическое развитие, а достижения в этом развитии меняют сложность и стратегию войны.

В-третьих, его политический опыт отточил его способности к предсказанию. Ведь политика — это фактически предсказание, вслед за которым идет убеждение: предскажи долгосрочные последствия краткосрочных действий, затем убеди окружающих в своей правоте. А во время войны убеждать никого и не надо, если, конечно, твой ранг достаточно высок.

Взаимодействие трех страстей Черчилля — истории, науки и войны — очевидно при чтении его эссе. Сначала он подводит историческую базу под свой главный аргумент: скорость развития общества беспрецедентна и еще возрастает, и движет эти перемены наука.

Он описывает науку как «массовую, организованную, объединенную, обладающую классовым сознанием армию». Силу не милосердную или благотворительную, но попирающую обычаи и традиции. Затем он описывает свой метод. Черчилль настаивает, что ввиду высокой скорости происходящих перемен, единственная приемлемая тактика — это методология науки: «Обследуя наш путь развития в недавнем прошлом, старайтесь продолжить его в ближайшем будущем».

Он пишет: «С высокой степенью уверенности мы можем предсказать изобретения и открытия, которые определят наше будущее». И тут же оговаривается: «Мы можем лишь догадываться, как эти открытия и их применение повлияют на привычки, взгляды и дух людей».

Предсказания его удивительно точны, особенно если чуть увеличить заданный им 50-летний срок.

Энергия: «Среди ученых нет разногласий в том, что существует грандиозный источник энергии — атомная. Нам пока не хватает спички, чтобы поджечь этот факел, который может оказаться и бомбой, которая сдетонирует».

Связь: «Беспроводные телефоны и телевидение… позволят владельцу соединяться с любой комнатой, снабженной нужной аппаратурой, слышать и принимать участие в разговорах, как будто бы он высунул голову в окно».

Пища: «Конечно, в будущем будет и синтетическая еда. …Новые виды продуктов будут неотличимы от натуральных внешне, да и вкусовые качества не будут отличаться».

Генетика: «О генетике говорили: «Собаку можно выдрессировать, но породу не сменишь». Но это уже неправда. …Нет сомнений, что можно будет воспроизвести весь процесс, приводящий к рождению ребенка, в искусственных условиях».

На этом кончается часть эссе, которую опубликовал журнал PM. Но оригинальная статья Черчилля, которая попала в сборник 1932 года «Размышления и путешествия» (в американском варианте — «Сквозь шторма»), продолжается еще страницы на четыре. Может быть, ее просто укоротили «под полосу».

Но возможно, укоротили ее потому, что с приходом в 1924 году Уиндзора-младшего журнал PM избегал политических комментариев. Потому что именно на последних страницах Черчилль предсказывает политические перипетии развития мира.

Остаток эссе поучительно прочесть в свете недавней истории. То, что написано до Второй мировой войны, не утратило актуальность. «Проекты, о которых не могли мечтать прошлые поколения, поглотят наших потомков. Силы ужасающие и разрушительные попадут к ним в руки. Их будут окружать удобства, развлечения, комфорт. И с надеждой и мощью придут опасности, соизмеримые с ростом человеческого интеллекта, с силой нашего характера и с эффективностью наших учреждений. И снова встанет выбор между Благословением и Проклятием. И нет ничего труднее, чем предсказать результат выбора, который сделает человечество».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2003).