Теодор Рузвельт стал первым из действующих президентов, которые публиковались в Popular Mechanics. В 1904 году он написал короткое эссе «Леса и жизнь нации».

Ничего необычного в этом не было. Рузвельт в течение всего своего президентского срока проводил политику по профессиональному управлению лесным хозяйством и всячески агитировал относиться к лесам как к возобновляемому ресурсу.

Он писал: «Мне кажется, что нет более полезных для страны людей, чем те, кто занят научной и практической работой по изучению и охране лесов».

В те времена лесорубы проводили сплошные вырубки и не заботились о последствиях. Но Рузвельт считал, что нельзя жертвовать лесами в угоду близорукой жадности немногих.

Он писал: «Лесоохранная политика должна быть неотъемлемой частью аграрной политики».

Говорилось это не для красного словца. Очевидны глубокие убеждения Рузвельта — в практической и эмоциональной плоскости: «Цель нашей политики в области лесов в их сохранении. Мы хотим сохранить наши леса не потому, что они красивы (хотя и этой причины было бы достаточно), и не потому, что они являются прибежищем для диких животных (хотя и этого тоже было бы уже достаточно), а потому, что мы хотим улучшить благосостояние наших граждан».

Рузвельт не был маниакальным защитником природы. В детстве он изучал птиц на природе и в музеях, изучал их пение, поведение и их научные названия. В качестве хобби он занимался таксидермией (изготовлением чучел животных) к вящему неудовольствию семьи. В Гарварде он изучал науки до тех пор, пока зрение не стало для него помехой в работе с микроскопом.

В молодости он часто принимал участие в охоте на крупную дичь (Big Game hunting). Ему нравилось напряжение погони. И пусть стрелком он был посредственным, его жесткость и бесстрашие сделали его легендарным охотником.

Рузвельт показал себя таким же жестким и бесстрашным в политике. В те времена партии единолично управлялись боссами. Он начал реформы c момента своей первой политической победы в 1881 году (его избрали в ассамблею штата Нью-Йорк), в возрасте 23 лет. Он проявил себя как настоящий диссидент, готовый отдать все что угодно за свои убеждения. А убеждения его сводились к тому, что правительство должно быть беспристрастным арбитром.

Не ждал он одолжений и в 1883 году, когда основал ранчо в Дакоте. Именно там он узнал из первых рук, как растительность помогает содержать водоразделы в чистоте и защищает почву от эрозии. К сожалению, знание это пришло вместе с уничтожением всей тамошней экосистемы зимой 1886−1887 года. Катастрофу принесло неразумное использование земли — стравливание пастбищ, за которым последовали жуткая зима и весенние паводки. Все это вместе уничтожило даже то, что скот не смог съесть.

В те времена идея профессионального лесничества была развита разве что за границей. Гиффорд Пинчот, уроженец Коннектикута, в те времена учился

у французских лесничих (в Штатах он не смог найти подходящих курсов). Позднее он стал помощником Рузвельта и главным поставщиком экологической информации. Пинчот вернулся в Америку и позднее стал членом Национальной комиссии по лесам. Они с Рузвельтом подружились на почве сохранения лесов.

В 1898-м Пинчот занял пост директора лесного отдела министерства внутренних дел. И когда в 1901 году умер президент Мак-Кинли и Рузвельт стал президентом, они совместно стали добиваться общих целей.

Сорокадвухлетний Рузвельт был самым молодым на тот момент президентом США. Несмотря на относительную молодость, он был очень опытен: служил помощником военно-морского министра, командовал кавалерийским полком на Кубе во время Испано-американской войны и служил губернатором НьюЙорка.

В 1905 году в Вашингтоне (округ Колумбия) прошел Второй американский лесной конгресс. На нем присутствовали как сторонники сохранения и возобновления лесов, так и представители лесорубов. Группа выдвинула рекомендацию конгрессу перевести лесное хозяйство в подчинение министерству сельского хозяйства. Конгресс поддержал эту идею.

Пинчот остался шефом организации, которая теперь называлась «Лесная служба». Они с Рузвельтом считали, что принадлежность земель минсельхозу обеспечит их разумное использование, а не только защиту.

И что слово «служба» подчеркнет первенство дела над бюрократией. К концу своего второго президентского срока Рузвельт отдал Лесной службе около 930 тыс. кв. км в 150 национальных лесах, 5 национальных парков, 18 исторических памятников, 4 национальных охотничьих угодья, 21 восстановительный проект и 51 федеральную птичью резервацию.

В те времена решения Рузвельта вызывали бурю протестов. Но время всех рассудило, и то, что сегодня в Америке есть прекрасные леса, о которых заботится государство, — заслуга Рузвельта, в том числе.

Лучше всего про это сказал сам Рузвельт в обращении к соседям по ранчо по случаю Дня независимости в 1886 году: «Мы — великая нация не потому, что у нас многое есть, а потому, что мы разумно обращаемся с нашим богатством».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2003).