За всю историю советской космонавтики было всего 2 случая гибели космонавтов, оба раза это происходило при спуске с орбиты, и оба случая связаны с космическим кораблем «Союз»

Все, что осталось от спускаемого аппарата Комарова
Спускаемый аппарат «Союз-11»
Медицинская помощь космонавтам не понадобилась

Начало 1967 года. Космическая гонка между СССР и США в самом разгаре. Кто будет впереди, чьи космонавты окажутся первыми на Луне? Ответов на эти вопросы тогда еще никто не знал. Нашим ответом должен был стать новый космический корабль «Союз», многоместный, с возможностью стыковки на орбите, он должен был помочь нам вырваться вперед. Но при отработке сложной техники в условиях всеобщей спешки аварии неизбежны. Первые три беспилотных корабля были неудачными: то на орбите отказывала система управления, то при спуске прогорал спускаемый аппарат. Казалось, надо бы сделать паузу, провести доработку корабля и еще несколько беспилотных пусков, но космическая гонка не терпела задержек. К тому же вот уже 2 года СССР не запускал человека в космос и все более отставал от Америки. Приближалось и 50-летие Революции, к юбилею которой надо было готовить очередное достижение.

В медпомощи не нуждается

И вот 23 апреля 1967 года состоялся долгожданный первый пилотируемый пуск корабля, который, наконец, получил свое открытое название «Союз-1». Согласно плану, через сутки должен был произойти запуск еще одного корабля, но уже с тремя космонавтами, двое из которых после стыковки должны были перейти на «Союз». С самого начала возникли неприятности — не раскрылась одна из панелей солнечной батареи и не сработали датчики ориентации. Направить на Солнце оставшуюся панель оказалось невозможным, а запас электроэнергии на борту был очень ограничен. О запуске второго корабля не могло быть и речи, необходимо было срочно сажать «Союз-1», пока позволял запас батарей. Сориентировав корабль вручную, Владимир Комаров выдал тормозной импульс для посадки, но ему было не суждено живым вернуться на Землю. Подвела парашютная система посадки. На высоте 9-ти километров отстрелилась крышка парашютного контейнера, вышел вытяжной парашют, за ним тормозной, который затормозил спускаемый аппарат до расчетной скорости раскрытия основного парашюта, но… основной парашют не вышел из своего контейнера. Запасной парашют также не спас ситуацию — он не смог наполниться изза того, что его затенял тормозной парашют основного купола. При ударе о землю со скоростью 35−40 м/с спускаемый аппарат разрушился, воспламенились баки с перекисью водорода — топливом для двигателей системы управления спуском — и начался пожар. Такой трагический исход для всех был полной неожиданностью. У спасателей даже не было специального сигнала о гибели космонавта. Хотя сразу было ясно, что Владимир Комаров погиб, был дан сигнал «Космонавт нуждается в медицинской помощи».

Расследование причин катастрофы показало, что основной парашют не вышел потому, что необходимое усилие для его вытягивания оказалось больше расчетного. А вот почему оно оказалось больше — до сих пор нет однозначного ответа. Главная версия состояла в том, что, скорее всего, была нарушена технология термообработки спускаемого аппарата после нанесения теплозащитного покрытия — парашютные отсеки не были закрыты специальными крышками, и парашюты попросту приклеились к контейнерам.

Отказ клапана

Другой трагической страницей советской космонавтики стал «Союз-11». В 1971 году впервые в мире была запущена долговременная орбитальная станция «Салют». Первыми космонавтами, оказавшимся на ее борту, были Георгий Добровольский, Владислав Волков, Виктор Пацаев, стартовавшие 6 июня 1971 года. Пробыв на борту станции 21 день и успешно выполнив программу полета, экипаж приготовился к спуску 30 июня. Но на высоте 150 километров случилась трагедия. Еще в космосе, сразу после отделения спускаемого аппарата, вдруг открылся один из двух предназначенных для дыхания космонавтов при посадке клапанов, которые должны были открыться только на высоте 3 километров. Давление в спускаемом аппарате начало стремительно падать. При резком падении давления газы, растворенные в крови человека, просто вскипают и, превратившись в пузырьки, закупоривают сосуды. Могли ли космонавты что либо сделать в критической ситуации? Георгий Добровольский расстегнул привязные ремни и, очевидно, хотел найти и закрыть клапан, но времени на это уже не было. Менее чем через минуту после разгерметизации экипаж потерял сознание, через 2 минуты наступила смерть… Гибель космонавтов «Союза-11» стала такой же неожиданностью, как и гибель «Союза-1». Открыв люки, спасатели обнаружили бездыханные тела космонавтов, но медицинская помощь и искусственное дыхание были уже бесполезны.

«Союз-11» по сей день является самой загадочной космической катастрофой. После трагедии испытатели бросали с высоты спускаемый аппарат, десятки раз в барокамере взрывали пиропатроны отделения, но клапан всегда был закрыт. Спасти экипаж могли только скафандры.

Космический корабль «Союз» впоследствии неоднократно был усовершенствован и модернизирован, и вот уже более 30 лет он летает без катастроф. За это Владимир Комаров, Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев и отдали свою жизнь.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2003).