Суровая зима веками властвовала над акваториями северных портов, сковывая их на полгода непроходимым для судов льдом. Но в XIX веке человеку надоело это терпеть, и в бой вступили изобретатели. Чего только они не придумывали — и носовые тараны-ледорезы, и механические пилы, и даже нагреваемый корпус, который должен был растапливать лед. Но достичь успеха удалось русскому инженеру-самоучке, промышленнику, купцу и судовладельцу Михаилу Бритневу.
Как в царской России был построен первый в мире ледокол

Михаил Бритнев родился в 1822 году в купеческой семье в Кронштадте и получил хорошее образование: после коммерческого училища в Санкт-Петербурге отправился в Великобританию изучать корабельное дело. Вернувшись на родину, он преуспел в торговом и ссудном делах. Но обучение корабельному делу не прошло даром, и вскоре Бритнев занялся судостроением. Построив несколько своих судов, он в 1862 году открыл регулярный маршрут Кронштадт-Ораниенбаум. Зимой, когда замерзало море вокруг острова Котлин, на котором находится Кронштадт, навигация прекращалась, и снабжение велось по льду. А вот весной и осенью лед истончался, и город оказывался отрезан от внешнего мира.

Кронштадский военный инженер Николай Эйлер предложил свой проект, предусматривавший переоборудование броненосной канонерской лодки «Опыт». На носу судна установили десять кранов, которые должны были сбрасывать на лед перед судном с высоты нескольких метров 40-пудовые чугунные чушки на цепях. Ледокол также оснастили мощным носовым тараном, а ниже ватерлинии — выдвижными шестами, к которым можно было крепить мины для подрыва наиболее тяжелого льда. Бритнев же решил действовать другим методом.

Он переоборудовал купленный в Англии винтовой буксир «Пайлот», срезав нос ниже ватерлинии под углом примерно 20°. За образец он взял конструкцию поморских кочей, которая позволяла этим мореходным судам вползать на лед без повреждений, избегая опасности быть зажатыми между льдин. 22 апреля 1864 года «Пайлот» вышел в Финский залив, продемонстрировав совершенно новый принцип хождения во льдах. Приводимый в движение паровой машиной мощностью всего лишь в 60 л.с., «Пайлот» просто наползал на лед и ломал его собственной тяжестью.

Фото Ледокол «Пайлот» на советской почтовой марке
В 1866 году состоялось состязание двух конструкций, в котором «Пайлот», несмотря на значительно меньшие размеры и мощность машин, продемонстрировал полное превосходство новой ледокольной схемы. «Опыт», несмотря на свои 195 л.с. мощности и наличие чугунных чушек, в итоге просто застрял в торосистом льду. Успех вдохновил Михаила Бритнева на строительство двух новых судов, аналогичных «Пайлоту», — «Буй» и «Бой». И вскоре по схеме Бритнева стали строить более мощные ледоколы и в России, и в других странах. А принцип, подсмотренный Михаилом Бритневым у поморских мореходов, оказался настолько удачным, что в общих чертах он применяется до настоящего времени.

Статья «Покоритель льдов» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2014).