В 1845 году швейцарский химик немецкого происхождения Кристиан Шёнбейн открыл пироксилин — нитроцеллюлозу. Легенда гласит, что он пролил азотную кислоту на хлопковый фартук и, решив высушить его на печке, стал свидетелем взрывного сгорания. Как бы то ни было, нитроцеллюлоза вскоре нашла свое применение в аптечном растворе коллодии, который предназначался для заклеивания небольших ран и царапин. Первым догадался использовать коллодий для других целей британский изобретатель Александр Паркс.
Целлулоид как замена слоновой кости, или Спаситель слонов

Сейчас, когда практически каждый человек может взять в руки кий и сыграть в бильярд, нам сложно представить, что всего лишь полтора столетия назад это было элитарным и недоступным большинству развлечением. Дело в том, что существовал лишь один, очень дорогой материал для изготовления бильярдных шаров — слоновая кость. Изменил ситуацию один изобретательный помощник печатника, заодно положив начало истории термопластиков, сыгравших (и до сих пор играющих) огромную роль в истории нашей цивилизации.

Заметив, что после высыхания он образует тонкую эластичную пленку, Паркс запатентовал его для изготовления водонепроницаемой одежды. В 1862 году на Большой выставке в Лондоне Паркс представил пуговицы и другие изделия из материала под названием «паркезин», который получался из раствора нитроцеллюлозы после испарения растворителя при нагревании. В горячем виде паркезину можно было придать любую форму. Публика проявила интерес, и в 1866 году Паркс основал компанию по производству паркезина… а через два года разорился, не добившись приемлемого качества материала.

В 1863 году 23-летний американец, помощник печатника Джон Уэсли Хайат, на счету которого было уже два изобретения — точилки для ножей и ножниц, заинтересовался объявлением в газете: крупнейший американский производитель бильярдных шаров, компания Phelan and Collander, обещала $10 000 тому, кто найдет приемлемую замену слоновой кости. Хайат не знал о химии почти ничего, но принял вызов и начал эксперименты по смешиванию шеллака, опилок, клочков бумаги и многого другого. Уже в 1865 году он получил первый патент на свой материал и вместе с помогавшим ему братом основал компанию Hyatt Billiard Ball Company.

Впрочем, его бильярдные шары весьма отдаленно напоминали слоновую кость. Но однажды в печатной мастерской он обратил внимание на бутылочку с высохшим коллодием, отметив его консистенцию и твердость. Он попробовал покрывать свои шары смесью коллодия и костяной пыли, а также внес еще несколько усовершенствований, сделав шары более круглыми. И в 1869 году, по‑прежнему действуя методом проб и ошибок, он добавил в коллодий камфору — вещество, добываемое из камфорного лавра. Получившийся материал почти идеально имитировал слоновую кость и к тому же оказался термопластичным — собственно, это и был первый в мире полусинтетический термопластик, названный целлулоидом. История умалчивает, получил ли Хайат обещанную премию, но уж слоны-то точно были благодарны изобретателю.

Статья «Спаситель слонов» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2014).