Каким был бы идеальный город, если бы его проектированием занимались механики, а не архитекторы? Чтобы составить об этом правильное представление, лучше взглянуть на часовую столицу планеты — швейцарский Ла-Шо-де-Фон.
Александр Ершов
Механическая утопия

Город Ла-Шо-де-Фон не похож ни на один другой в мире. И это не просто слова: его уникальность справедливо отмечена комиссией культурного наследия ЮНЕСКО. Он стал первым в истории поселением, целиком задуманным и спроектированным для одной цели — производства часов. Своим возникновением он обязан катастрофе: в 1794 году на месте нынешнего поселения случился пожар, который уничтожил почти всю историческую застройку, освободив пространство для радикального переустройства. После недолгого периода запустения за проект создания нового города на месте старого поселения наконец взялся подходящий человек — инженер Шарль-Анри Юно.

Одной из сложностей в работе часовщиков того времени было отсутствие искусственного освещения, поэтому при проектировании Юно делал упор на максимальное использование солнечного света. Улицы решено было расположить строго с востока на юг, так чтобы при движении солнца по горизонту мастерские могли работать с утра до вечера. Чтобы не создавать затененных участков, высоту зданий строго ограничили. Кроме того, соседние ряды домов были отделены друг от друга не только дорогой, но и довольно широкими садами с южной стороны фасадов. Таким образом, работать в мастерских можно было даже 21 декабря, когда солнце находится в самой нижней точке над горизонтом. Город, спроектированный как солнечные часы, стал домом для лучших часовщиков: к началу XX века здесь были расположены почти 3000 мастерских, где создавали половину всех часовых изделий мира.

История Girard-Perregaux неразрывно связана с Ла-Шо-де-Фоном. Хотя восхождение марки началось еще в 1791 году в Женеве, к середине XIX века мануфактурное производство Girard-Perregaux обосновалось именно здесь, где были идеальные условия для работы механиков. «Мануфактура» в данном случае — это не просто красивое слово. В Швейцарии это гарантия того, что все изделия данной компании разрабатываются и изготавливаются исключительно на собственном производстве, а не отдаются на откуп в дальние страны Востока.

Новые Laureato будут представлены в трех десятках вариантов исполнения, в разных калибрах, с кварцевым и автоматическим механизмом. Среди них есть и миниатюрные женские модели, и роскошные часы с турбийоном, и такая образцовая классика, как модель Laureato 42 mm.

Статусу приходится соответствовать, а это требует постоянных инноваций даже там, где, казалось бы, уже все давно открыто. Например, анкерный спуск инженеры Girard-Perregaux предложили заменить кремниевым механизмом с тончайшим лезвием, обеспечивающим постоянство хода. Модель Constant Escapement L.M., где впервые применена эта технология, произвела среди часовщиков небольшую революцию и принесла Girard-Perregaux самую престижную награду — номинацию Aiguille d’Or на Женевском Гран-при высокого часового искусства.

В этом году Girard-Perregaux порадует возрождением легендарной модели Laureato. Ее облик, соединяющий элегантность и спортивную энергетику, основан на согласии окружности и вписанного в нее многоугольника — прием, проверенный еще титанами Возрождения. Неудивительно, что автором этого решения был итальянский архитектор. Универсальные часы толщиной всего 10,88 мм несут в себе автоматический механизм высочайшего качества, спроектированный, изготовленный, собранный в Ла-Шо-де-Фоне. Часы доступны в корпусах не только из стали и золота, но и из титана, космического металла, который лучше других воплощает в себе дух 1970-х — эпохи создания оригинальных Laureato.

Статья «Механическая утопия» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2017).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.