Когда встречаешь в газетаз выражения типа «Китай — мастерская мира» или «Китайская экономика переходит от копирования к инновациям», трудно представить себе предметно, что же это на самом деле значит. И только встретившись лицом к лицу с великим китайским драконом индустрии, понимаешь её невероятную мощь и масштаб.
От артели до империи: репортаж с производства Midea

Река Чжуцзян, третья по величине в Китае, широка и могуча, как наша Волга-матушка. На берегах ее эстуария — затопленного морем устья — расположились Гонконг и Макао, уже управляемые Китаем, но все еще заграничные территории. К северу от устья раскинулась провинция Гуандун, которую (как и ее главный город Гуанчжоу) на Западе традиционно знали под именем Кантон. Здесь говорят на китайском («кантонском») языке, непонятном жителям Пекина, здесь рас- пространены кулинарные традиции, связанные с поеданием всяких несъедобных, с нашей точки зрения, существ вроде змей (кстати, если кому интересно, мясо змеи похоже на птичье, но жестче, и его мало, одни кости). И именно здесь, на предприимчивом Юге, зарождался новый индустриальный Китай.

Сегодняшний Китай вовсю работает над экологически чистыми и энергосберегающими технологиями. На фото разработанная Midea концепция «умного» дома, в котором используются исключительно возобновляемые энергоресурсы: солнце, ветер, тепло грунта.

Дело господина Хэ

От аэропорта Гуанчжоу до города Шуньдэ несколько десятков километров. И все это время я вижу из окна автобуса застроенную до горизонта урбанистическую территорию. Заводы, склады, эстакады, старые невысокие жилые дома с наглухо зарешеченными окнами и вырастающие в дымке то тут, то там свежепостроенные кластеры гигантских многоэтажек. Это не дизайнерские небоскребы бизнес-центров, а возведенные по четкому плану стандартные жилища для обычных людей. Наверное, здесь когда-то что-то росло, но сейчас это царство железобетона с редкими вкраплениями зелени.

Шуньдэ. Подъезжаем к стоящему почти посреди чистого поля деловому комплексу, центральную часть которого составляет небоскреб модной «завитой" формы. Говорят, здание воплотило в себе образ гольфиста, изготовившегося для удара. Рассказывают, что господин Хэ Сянцзянь очень любит гольф.

Выхожу из автобуса и погружаюсь в густое зверское пекло: да, тут, в Гуандуне, мягко говоря, очень тепло и влажно. Спасение — в прохладном чреве «завитого» небоскреба. Здесь расположена штаб-квартира корпорации Midea. Эта марка в России еще только набирает популярность и известна в основном в сегменте недорогой бытовой техники. На самом же деле Midea — трансконтинентальная промышленная империя с годовым оборотом 24 млрд долларов, с 17 заводами только в Китае, а еще с предприятиями в Японии, Таиланде, Индии, Бразилии и других странах. Сфера деятельности компании чрезвычайно широка: бытовая техника во всех сегментах, включая высокотехнологично- премиальный, климатическое оборудование для дома и бизнеса, промышленные роботы и автоматика. Успех Midea, как и многих других китайских компаний, связан прежде всего с экономическими реформами последних десятилетий, однако история ее уходит корнями в эпоху правления Мао. В 1968 году, когда в стране бушевала антибуржуазная культурная революция, уже упомянутый Хэ Сянцзянь сподвиг односельчан скинуться, чтобы организовать нечто вроде артели по производству пробок для бутылок. С собранных 5000 юаней все и началось. В 1980 году компания освоила производство настольных вентиляторов, в 1985-м занялась кондиционерами. 1990-е и 2000-е стали временем расширения ассорти- мента и создания мощной промышленной базы производства разнообразной техники и комплектующих к ней. Когда в 2012 году основатель компании Хэ Сянцзянь ушел на заслуженный отдых, он оставил своему преемнику в управление многопрофильную корпорацию с большим инновационным потенциалом.

Начавшая с производства бутылочных крышек компания Midea с гордостью демонстрирует свой бытовой хайтек. Тут и новые материалы, и интеллектуальные контроллеры, и всевозможные нестандартные компоновочные решения.

Для тысячи брендов

В штаб-квартире Midea стоит робот, который умеет собирать кубик Рубика. Это и забава для посетителей, и демонстрация сотрудничества с компанией Yaskawa, одним из грандов японской робототехники. А в прошлом году Midea практически полностью выкупила немецкую робототехническую компанию KUKA. «Зачем вам роботы в полуторамиллиардной стране?» — спрашиваю представителя Midea. «Компания должна зарабатывать», — говорят мне в ответ. И вправду, труд китайского рабочего уже далеко не так дешев, как когда-то, и оптимизация затрат идет, в частности, через наполнение производственных линий роботами. Они отлично справляются там, где нужно выполнять типовые операции с высокой точностью, что обеспечивает стандартное качество изделия. Там же, где требуется много мелких действий, пока работают люди.

В Шуньдэ расположено несколько производственных площадок, принадлежащих Midea, так что у меня был прекрасный шанс посмотреть на кооперацию роботов и людей. На предприятии по производству микроволновок сопровождающая сразила меня наповал всего парой цифр: «На нашем заводе производится каждая третья печь СВЧ в мире для примерно тысячи брендов». Как так? Смотрим на склад готовой продукции. Кроме коробок с брендом Midea видим упаковки со столь знакомыми нам по магазинам бытовой техники маркам. Не буду перечислять их, могу лишь сказать, что они устойчи­во ассоциируются у нас с европейски­ ми и японскими изделиями. «Многие компании, которые продают бытовую технику, на самом деле не имеют сво­его производства тех или иных аппаратов, — объясняют мне. — Они заказывают технику у нас». Речь, конечно, не идет о том, что разные марки ставятся на идентичные изделия. Владелец брен­да может предложить оригинальный дизайн, выбрать материалы — подо­роже или подешевле, заказать набор функций, однако изготовление самого изделия и комплектующих к нему про­исходит здесь, в Шуньдэ. И качество продукции заказчиков устраивает. Вот она — мастерская мира!

Слева на снимке — газовая плита с увеличенной «китайской" конфоркой. Справа — миниатюрная посудомоечная машина. Микрогабаритная бытовая техника особенно популярна в Японии.

Особенности национального размера

Глобальность здесь во всем. Хрупкая девушка в формен­ном деловом костюме (серая юбка, серый пиджак) ведет нас по шоу­руму и рассказывает: «В Японии не очень большие жилища и поэтому для японских покупателей мы делаем более компактные плиты, печи СВЧ, холодильни­ки. А вот этот духовой шкаф мы производим для латиноамериканских заказчиков». Да, судя по всему, горячие латиноамериканские парни любят покушать. Перед нами нечто размером с письменный стол, украшенное позо­лоченной фурнитурой. В эту духовку и баран целиком поместится. А что? Любой каприз за ваши деньги!

Впрочем, компания работает не только на экспорт. Со времен кризиса 2008 года правительство КНР активно развивает внутренний спрос на продукцию китайских компаний, дабы они не слишком зависели от колеба­ний мировой конъюнктуры. Продукция Midea, одного из самых известных в Китае производителей, продается повсеместно и очень популярна. Известно, что в ки­тайской кухне часто используется быстрая тепловая обработка пищи в сильно разогретой посуде. И вот здесь же, в экспозиции, большой выбор газовых плит с мощными конфорками (раза в три больше наших) и со специальными подставками под традиционный китайский вок со сферическим дном.

Дизайнеры Midea активно экспериментируют: в ассортименте бытовой техники есть как изделия в стиле ретро, так и аппараты совершенно футуристического вида, назначение которых не сразу и определишь. Например, круглые кондиционеры.

Тысячи новых идей

Продолжение темы локальной специфики нас ожидало в исследовательском подразделении Midea, где идет постоянная работа над совершенствованием технологий. В одном из помещений работницы старательно наносят кисточкой на тарелки какую­-то желтую смесь. Смесь вы­сыхает, и тарелки отправляются в проходящую испытания посудомоечную машину. Основной компонент смеси — желток: именно остатки яичницы сложнее всего отмыть от тарелок. Но, оказывается, это в основном проблема Европы. Для американского рынка — свои смеси: кофе, соки. Специальными смесями мажут тарелки для посу­домоечных машин, адресованных австралийскому рынку.

За последние пять лет Midea вложила в НИОКР по­ рядка 3,5 млрд долларов, за то же время компанией было подано 32 000 патентных заявок, около полумиллиарда долларов вложено в строительство крупнейшего в Азии центра научных исследований и разработок в области бытовой техники. Эти цифры говорят о том, что эконо­мика Китая давно рассталась со своим «копирующим» прошлым и рвется в инновационные лидеры. Вот при­мер — посудомоечная машина. В процессе мойки вода с моющим средством далеко не всегда попадает на по­ суду в силу ограниченной геометрии разбрызгивания воды. Обидно: открываешь машину после пройденного цикла, а там грязная тарелка или непромытые вилки. Благодаря созданной в Midea системе Innо Wash одно из верхних разбрызгивающих коромысел дополнительно вращается вокруг своей оси и гарантированно отмыва­ ет все поверхности. Мелочь? Но эффективность мойки увеличивается в 1,6 раза. И таких новшеств немало! Компания активно ведет исследования в области интег­рации бытовой техники в современную цифровую ком­муникационную среду: тут и продвинутые холодильники, следящие за состоянием хранящихся продуктов, и интел­лектуальные климатические системы и целые «умные» дома, с которыми можно общаться с помощью смартфона. Midea не только вкладывается в собственные НИОКР, но и, подобно западным транснациональным корпораци­ям, уже активно скупает по миру компании вместе с их технологиями. Наряду с фирмой KUKA, в прошлом году китайским концерном также приобретена 81%­-ная доля в подразделении знаменитой японской Toshiba, выпу­скающем бытовую технику. Что было раньше японским, теперь станет китайским. И вряд ли на сегодняшний день можно сказать, что это плохо.