Константин Герасимов: Лучшее письмо месяца Идея цельноповоротного крыла («Бумеранг на скорости звука», «ПМ» № 7'2006) родилась задолго до 1955 года и отнюдь не в голове Роберта Т. Джонса.

Константин Герасимов: Лучшее письмо месяца

Идея цельноповоротного крыла («Бумеранг на скорости звука», «ПМ» №7'2006) родилась задолго до 1955 года и отнюдь не в голове Роберта Т. Джонса. Еще в сентябре 1944-го в Германии были предложены проекты боевых самолетов, крыло которых поворачивалось в полете относительно фюзеляжа. Конструкторское бюро Blohm und Voss под руководством Ричарда Фогта разрабатывало истребитель проекта BV P202.01, предназначенный для борьбы с «летающими крепостями». По замыслу конструкторов это был классический моноплан с высоко расположенным цельноповоротным трапециевидным крылом, оснащенный двумя турбореактивными двигателями BMW 003A, размещенными в нижней части фюзеляжа. Вооружение состояло из двух 30-мм авиационных пушек МК108 и одной 20-мм пушки MG 151/20, установленных в носовой части. При увеличении скорости полета крыло поворачивалось на центральном шарнире на угол 350. Стабилизацию в полете этого асимметричного аппарата должна была обеспечивать специальная система управления. В то время бюро Blohm und Voss работало под патронажем фирмы Messerschmitt. Идея цельноповоротного крыла была развита в проекте Р1109/2, для улучшения управляемости предлагалось использовать второе такое же крыло, установленное на нижней поверхности фюзеляжа и поворачивавшееся синхронно с верхним, но в противоположную сторону. Схема называлась «ножницы» и обеспечивала, по замыслу конструкторов, необходимую стабилизацию самолета во время полета. Техническая комиссия отклонила оба проекта — прежде всего из-за их чрезмерной технической новизны. А американцы лишь воплотили в металле идеи немецких инженеров, построив и облетав в 1979 году свой AD-1. Кстати, немецкие инженеры были первыми в исследованиях стреловидного крыла, крыла обратной стреловидности, крыла изменяемой геометрии, схемы «летающее крыло» и многих других авиационных технологий, применяемых сегодня как в американских, так и в российских самолетах.

Ядра и атомы

Максим Федотов: В июльском номере в статье о вакууме («Атомы и пустота») есть неточность. Насколько мне известно, первое искусственное антивещество было получено советскими учеными еще в 1970 году на ускорителе протонов в Серпухове — это был антигелий.

ПМ: Антигелий действительно был открыт в Институте физики высоких энергий в Протвино в 1970 году. Но только это было не совсем полноценное антивещество — не атомы, а лишь ядра. А ученые ЦЕРНа получили электрически нейтральные атомы антиводорода с ядром из антипротона и позитроном (вместо электрона, как в обычном водороде). Кроме того, позднее в ЦЕРНе освоили «массовое производство» — получили порядка 50 тысяч атомов.

Крылья Советов

Семериченко Александр: Прочитал в июльском журнале статью «Крылатые линкоры», посвященную американскому тяжелому штурмовику AC-130 «Спектр». Но у нас тоже есть чем гордиться: «Советский ганшип» Ан-72П стоит на вооружении отечественных пограничников. Как правило, именно он мелькает в сводках о задержании пограничниками очередного рыболовного браконьера.

ПМ: Ан-72П, к сожалению, не является ганшипом. Во‑первых, у него несовершенное разведывательное оборудование, не позволяющее делать многое из того, что делали еще вьетнамские ганшипы. Во‑вторых, у него принципиально другое расположение вооружения — вдоль, как у штурмовиков, а не поперек, как у ганшипов. То есть Ан-72П — типичный патрульный самолет. Единственная его изюминка — верхнее расположение двигателей, позволяющее самолетам взлетать с грязных грунтовых аэродромов.

Сверхсуперкомпьютер

Сергей Жандаров: В заметке «Суперкомпьютеры» («ПМ» №7'2006) указано, что самым мощным суперкомпьютером сейчас является BlueGene/L. Согласно Top500.Org, формально это действительно так. Однако фактически самый мощный на данный момент суперкомпьютер — это собранный в Японии MDGRAPE-3, который находится в институте физико-химических исследований Riken. Его теоретическая пиковая производительность может достичь 1 PFLOPS (1 квадриллион операций с плавающей запятой в секунду), что более чем в три раза превышает производительность BlueGene/L. MDGRAPE-3 содержит 4808 специализированных модулей разработки Riken, 64 сервера с 256 двухъядерными процессорами Xeon и 37 серверов с 74 одноядерными Xeon 3,2 ГГц. Этот суперкомпьютер предназначен для расчета структур белковых молекул. В список top500 он еще не успел попасть, так как находится в стадии наладки и испытаний.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2006).