Попасть в музейные фонды все равно, что совершить путешествие в «закрытый город», где жизнь течет совершенно по другим законам. Политехнический музей приглашает всех желающих побывать в своей сокровищнице — фондохранилище и увидеть работу крупнейшего технического музея «изнутри».

Историческое здание Политехнического музея закрыто на реконструкцию до 2018 года, поэтому его богатейшие фонды получили временную прописку в Технополисе «Москва». Получив в свое распоряжение огромный бывший цех АЗЛК, сотрудники музея решились на довольно редкий формат музейной жизни — открытые фонды. В России пускают посетителей в свои «закрома» пока только Эрмитаж и несколько небольших музеев.

Многие считают, что главное в музее — его экспозиция. И ошибаются. В выставочные залы попадfет около 5% предметов коллекции. Остальные 95% большую часть времени скрыты от посторонних, а среди них есть совершенно удивительные вещи. Например в фондохранилище Политеха, рядом со знаковыми историческими автомобилями, такими как знаменитый «Руссо-Балт», стоят машины, наличием которых не могут похвастаться даже специализированные автомобильные музеи. Это разрезы — демонстрационные модели, которые создавались производителями, чтобы показать, как устроен автомобиль. Увидеть, как выглядели «3D-презентации» более чем полувековой давности, большая редкость.

Еще большая редкость — услышать, как о судьбе экспонатов рассказывают не экскурсоводы, а хранители. Именно они решают, что из великого многообразия предметов достойно войти в историю. Будущие экспонаты попадают в музей разными путями: что-то закупается, что-то безвозмездно передается дарителями. За некоторыми предметами музеи охотятся годами — работают с коллекционерами, выискивают на аукционах. Главный хранитель Политеха Олеся Семенова рассказала, что музей давно и настойчиво ищет «Энигму». Недавно удалось разыскать аппарат, поднятый с затонувшей подлодки, но его состояние было столь печально, что от покупки пришлось отказаться. Охота продолжается.

Если с «Энигмой» все понятно, то как быть с современными технологиями? Сейчас музей работает над новой концепцией формирования коллекции. Политех станет музеем науки, и наряду с достижениями прошлых лет документироваться будут самые наиновейшие. Как среди них выбрать те предметы, которые будут адекватно фиксировать историю? Ведь не всегда понятно, что из современных разработок станет реальной вехой развития: пока еще нет той исторической перспективы, в которой это видно. И только ли предметы должны быть в музее? Политех задумался над тем, чтобы собирать и сохранять компьютерные программы, ведь это важная часть истории, которая появляется и исчезает буквально на глазах. Работу программможно показать на имеющейся в музее компьютерной технике, а как быть, например, с нанотехнологиями? Они не имеют такого вещного внешнего очарования, как предметы. Как показать этот мир так, чтобы посетителю было интересно и понятно? И чему отдавать предпочтение? Раньше главным принципом комплектования была приоритетность отечественного производителя. Но сейчас большинство научных разработок совместные, и порой непросто объяснить, каков вклад каждого участника. Сложности возникают и с включением новых предметов в линейку существующих. Вот есть в Политехе богатейшая коллекция телефонов. Включать ли в нее смартфоны? Или выделять их в принципиально новый класс предметов? Хранители ищут ответы на эти вопросы. А посетителям задают те загадки, на которые уже знают ответы.

В фондохранилище Политеха созданы две зоны-лаборатории, где можно примерить на себя роль музейного хранителя. В первой посетителям предлагается самостоятельно атрибутировать музейный предмет, чтобы они почувствовали, как порой трудно определить, что это, для чего нужно, когда произведено, есть ли у предмета автор. Здесь стоит стол, на котором разместилось несколько предметов. Практически невозможно уловить в них что-то общее и уж тем более понять, что это такое. Только подсказки и комментарии хранителя «да-нет», «тепло-холодно» помогают установить, что перед нами несколько образцов детективных камер, замаскированных под трость, карманные часы и другие «некриминальные» предметы. Самый замысловатый образец — нательная камера, которая пряталась под рубашку и приводилась в действие рывком веревочки. После самостоятельного опыта атрибуции любознательные посетители получат несколько уроков, как «раскрыть» историю предмета: что могут рассказать надписи и клейма, как искать информацию в литературе и специализированных каталогах.

Вторая лаборатория — классификации. Музей не может стихийно комплектовать свои фонды, важно понимать, в какую линейку попадает приобретенный предмет и какое место в ней занимает. Эти классификационные ряды — что к чему относится, чем отличается — хранители Политеха покажут на примере разных коллекций: физических приборов, киносъемочной аппаратуры и других.

Сейчас богатство, накопленное музеем с 1872 года, а это более 230 тысяч единиц хранения, разместилось на площади в 15 000 м?. Большая часть огромного пространства отдана под демонстрацию основных типов коллекций. Эта часть хранилища находится в постоянном движении: музей проводит много выставок, экспонаты уезжают и возвращаются. Здесь можно получить представление о том, какие коллекции есть в музее и как они хранятся. В кажущемся бескрайним фондохранилище особая атмосфера. В прямом смысле слова. Чтобы предметы сохранялись хорошо и долго, воздух, нагнетаемый мощными вентиляторами, нужно правильно подготовить. Для этого в хранилище выстроен инженерный корпус, где воздух очищается, в зависимости от погоды «за бортом» подогревается или охлаждается до температуры около 18 градусов, влажность доводится до 45−55%, и только потом он попадает в музейное помещение. Так что никакой «пыли веков», дышится в фондохранилище удивительно легко и приятно. И работают здесь очень приятные, легкие в общении, готовые делиться своими знаниями и открытиями люди. Приходите на экскурсии (записаться можно на сайте Политеха) и, возможно, вам захочется вместе с ними стать документалистами нашей эпохи.