Во время выполнения показательной программы по аэробатике небо не обязательно сверху, а земля — снизу. Да еще они постоянно меняются местами, и очень быстро!

В прошлые выходные я второй раз испытал незабываемые ощущения шестилетнего мальчика, когда мастер аэробатики, французский пилот команды Hamilton Франсуа Ралле не только показал, что такое настоящий высший пилотаж, но и научил меня делать «мертвую петлю» и «бочку». На фото — момент, когда земля оказалась где-то наверху, хотя во время полета она то и дело оказывалась с самых разных сторон.

Почему второй раз? 18 августа 1979 года, в День Авиации (он же День Воздушного флота СССР), один из пассажиров рейса «Аэрофлота» Запорожье-Челябинск, тот самый шестилетний мальчик, впервые летевший пассажирским самолетом (он вместе с отцом направлялся в гости к дедушке с бабушкой), обратился к стюардессе. Он поздравил ее с профессиональным праздником и попросил передать пилотам поздравление и подарок — собственноручно собранную из конструктора модель самолета.

В те времена фраза «авиационный терроризм» была знакома советским людям в основном по западным детективам, и когда самолет набрал высоту и занял предназначенный ему воздушный коридор, к маленькому пассажиру подошел второй пилот, который передал ему от имени командира экипажа горячую благодарность… и приглашение в кабину пилотов. Последующие два с лишним часа, до самого начала снижения, юный фанат авиации провел в раю — то есть в кабине летящего на крейсерской высоте авиалайнера Ил-18. За это время он успел посидеть в кресле второго пилота, подержать в руках штурвал, подвигать РУДы (рукоятки управления двигателями), послушать радиопереговоры пилотов и диспетчеров, посмотреть на экран погодного радара и изучить многочисленные стрелочные приборы, расположенные не только на передней панели, но и на потолке кабины. И заодно получил полное право говорить: «Я впервые сел за штурвал настоящего самолета в возрасте шести лет!» ;-)

Ну, а о том, что такое аэробатика, и о том, какие бывают фигуры пилотажа, я напишу в декабрьском номере «Популярной Механики». Тем более что после того, как я побывал «внутри» некоторых фигур, они смотрятся совершенно по‑другому.

Дмитрий Мамонтов, научный редактор журнала «Популярная Механика»