Пресловутый «агент Новичок» относят к третьему поколению фосфорорганических нервно-паралитических отравляющих веществ [А]. Попадая в организм, молекулы этих токсинов связываются с активным центром холинэстеразы — белка, который занимается «уборкой» нервных синапсов, удаляя из них молекулы — передатчики сигнала после того, как их работа закончена.
Редакция ПМ


Если фермент заблокирован, нейромедиаторы продолжают бесконечно стимулировать нейрон, приводя к параличу и в худшем случае к гибели. Их антидоты (например, пралидоксим) соединяются с деактивированным ферментом по соседству с отравляющим веществом, связывают его молекулы и уносят их, восстанавливая работу белка. Препарат получают из оксима, органического соединения, которое производят сотнями миллионов тонн, превращая его в капролактам — основу капрона.

Трудно даже перечислить все области применения этого эластичного и прочного полимера. Из него изготавливают одежду, парашюты и рыбацкие сети. Капроновую пряжу научились использовать даже для получения уранового концентрата, хотя детали химической модификации, которая сделала это возможным, ученые из лабораторий американского министерства энергетики не разглашают.

Летом 2018 года такие «мочалки» были испытаны в деле: морская вода содержит растворенный оксид урана, добыча которого из земных пород затратна, сложна и сопряжена с ущербом для природы. Адсорбировать его из воды куда проще, и ученые, прокачивая ее через капроновую «бороду», получили около 4 г оксида урана, готового к обогащению и превращению в ядерное топливо [С]. Хотя его концентрация в воде невелика, всего 0,0033 части на миллион, бескрайний Мировой океан содержит больше 4 млрд т урана — в тысячи раз больше, чем все месторождения суши.

Статья «Что общего?» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2018).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.