Сегодня путешествия стали гораздо доступнее, чем в моем детстве, — менее чем за пару суток я могу очутиться в любой точке мира. Проверено пятью годами работы в National Geographic. И там же найдено неприятное исключение: в нашей стране ситуация изменилась с точностью до наоборот — на карте России появилось огромное количество мест, куда добираться можно месяцами.
Александр Грек о путешествиях и бипланах

В Союзе почти в любом населенном пункте были небольшие травяные аэродромы, на которых базировались неприхотливые «кукурузники» — Ан-2. Они были везде. Покачивались на поплавках на рейде петрозаводского порта, начальником которого служил мой дед, или садились на лыжах прямо рядом с моим домом на Чукотке, где строил города отец. Добраться даже в самую отдаленную точку не составляло проблемы: Ан-2 взлетал с небольших полянок или небольших речушек и озер, которых видимо-невидимо на нашем Севере. А сейчас они исчезли, а мощные вертолеты их не заменили — и дорого, и не везде они есть. Во многие места нашей страны попасть можно только летом, в навигацию, на корабле, если он еще туда пойдет.

Именно поэтому на прошедшей выставке «МАКС-2017», с моей точки зрения, главным экспонатом были не гиперзвуковые самолеты или истребители пятого поколения, а композитный биплан, удивительно напоминающий легендарный Ан-2. Начальнику СибНИА Владимиру Барсуку потребовалось достаточно мужества, чтобы в наше космическое время сконструировать биплан. Ровно семьдесят лет назад такой же неординарный поступок совершил Олег Антонов, разработавший свой биплан в мире, который их больше не проектировал, и в итоге обессмертивший свое имя. Хотелось бы, чтобы новый самолет разделил судьбу своего старшего брата.

Статья «Письмо редактора» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2017).