Автор лучшего письма месяца получает в подарок набор L’Eau D’Issey Pour Homme Sport от Issey Miyake. В этом аромате, созданном знаменитым парфюмером Жаком Кавалье, ощущаются нотки бергамота и грейпфрута, пряного мускатного ореха, ветивера и кедра. «Древесная» туалетная вода добавляет в семейство L’Eau D’Issey Pour Homme поток искрящейся, прозрачной свежести и дарит ощущение небывалой энергии.
Письма читателей

Лучшее письмо месяца

В заметке «Взгляд сквозь Солнце» («ПМ» № 12'2013) в качестве задачи орбитального аппарата IRIS названо «наблюдение тонкого слоя между поверхностью Солнца и короной». Поверхности у Солнца, строго говоря, нет. Оно ведь, как учат в школе, представляет собой «раскаленный газовый шар», и плотность солнечного вещества более-менее плавно падает от его центра к внешним областям. Высокая плотность и ионизация вещества в недрах Солнца приводят к мощному взаимодействию между веществом и излучением.

Одни фотоны поглощаются атомами и ионами, другие излучаются, и средний «пробег» фотона от излучения до поглощения значительно меньше диаметра самого Солнца. То есть, попросту говоря, недра Солнца непрозрачны. Вместо поверхности у Солнца и у звезд имеется фотосфера. Это сравнительно тонкий слой, в котором прозрачность вещества резко увеличивается, и излучаемые фотоны получают возможность уйти в космическое пространство.

Так формируется непрерывный спектр излучения, а наблюдатель видит довольно резко очерченный солнечный диск. Над фотосферой располагается так называемая хромосфера. Это бурный слой солнечной атмосферы, приводимый в вечное движение конвективными потоками и электромагнитными полями (ведь ионы и свободные электроны — это заряженные частицы, и их движение не что иное, как электрический ток).

В хромосфере формируются различные спектральные линии излучения и поглощения. Узкополосные оптические фильтры позволяют наблюдать процессы, происходящие в хромосфере. Об этих процессах и идет речь в заметке, касающейся спутника IRIS. Выше хромосферы расположена солнечная корона, плавно переходящая в космическое пространство и формирующая так называемый солнечный ветер (исходящий от Солнца поток частиц, не путать с электромагнитным излучением).

Юрий Зотов

Две дюжины часов

В заметке «Почему на циферблате часов показаны только 12 цифр?» («ПМ» № 11'2013) утверждается, что идея 24-часового циферблата, возникшая в Средние века, не прижилась. Это не совсем верно. И в наши дни большинство производителей часов выпускают модели с таким циферблатом. Одни из самых интересных — часы «Ракета» Петродворцового часового завода, одного из старейших заводов России. Модель на базе механизма 2623 выпускалась для подводников и вахтовиков Крайнего Севера.

До наступления «электронной эры» этим людям весьма непросто было отслеживать смену дня и ночи в полярных условиях и замкнутом пространстве. Дополнительная вращающаяся шкала помогала выставлять начало смен и следить за их окончанием. В наше время существуют и 24-часовые часы, имеющие утилитарное значение, например «биржевые часы». На их циферблаты дополнительно нанесены концентрические сегменты, обозначающие время торговой сессии на отдельных фондовых площадках.

Роман Сергеенко

Винт и спираль

Автор заметки о «спиральных» эскалаторах («ПМ» № 12'2013) явно имел в виду эскалатор винтовой. Математическая кривая «спираль» — плоская, и по спиральной траектории подняться на другой уровень здания невозможно в принципе. А вот винтовые эскалаторы действительно являются выразительными архитектурными элементами и все шире применяются на практике, в основном в зданиях аэропортов и крупных торговых центрах. Ограниченность их применения вызвана высокой стоимостью подобных механизмов, многократно превышающей стоимость привычных прямолинейных эскалаторов.

Траектория винтового эскалатора — это не точно «винтовая» линия, так как участки входа и схода пассажиров имеют очень сложную форму в пространстве. При этом ступени выполняют с небольшим наклоном внутрь поворота, поскольку при движении эскалатора на пассажиров действует центробежная сила.

Алексей Ардашев

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2014).