Автор лучшего письма месяца получает в подарок беспроводной телефон Motorola D1000 с ультратонкой трубкой, дисплеем с подсветкой и индикатором событий в виде светящегося кольца. Телефон стандарта DECT оснащен телефонной книгой на 100 номеров, громкоговорителем/микрофоном с режимом громкой связи. Время работы в режиме разговора — до 10 часов.
Письма читателей: За лучшие письма - призы!

Лучшее письмо месяца

Дмитрий Рачкин, инженер ЦИАМ им. Баранова: В статье «Первая космическая миля» («ПМ» №3'2011) есть ряд неточностей. В нашей стране практические исследования в области создания гиперзвуковых ПВРД начались в рамках комплексной программы «Холод» в 1979 году с участием более 20 организаций во главе с ЦИАМ им. Баранова. 28 ноября 1991 года был осуществлен первый полет гиперзвуковой летающей лаборатории (ГЛЛ) «Холод» по полной программе с запуском ГПВРД с полигона Сары-Шаган в Казахстане, максимальное число Маха составило 5,6.

Результаты оказались востребованными, но, к сожалению, не для нашей страны. Последующие летные и огневые стендовые испытания экспериментального жидководородного ГПВРД на ГЛЛ

«Холод» в 1992 и 1995 годах проводились по контрактам с Национальным научным центром (ONERA), а в 1997 и 1998 годах — по контракту с NASA. Результаты работ позволили сохранить коллектив сотрудников, которые вскоре занялись созданием ГЛЛ «ИГЛА», ГЛЛ АП и др. Что касается наших коллег из США, то они начали заниматься созданием ГПВРД с первой половины 1960-х. Проект HRE (Hypersonic Research Engine) был начат в 1964 году (а в 1968-м отменен в связи с прекращением программы X-15), в начале 1970-х в Исследовательском центре NASA им. Лэнгли начали проект создания ГПВРД с высокой степенью интеграции с ГЛА. Но всё это были лабораторные модели, не дошедшие до летных испытаний. Первым «вставшим на крыло» стал наш «Холод», а уже после этого был американский X-43, австралийский HyShot. Жаль, что далеко не все знают о том, что нам есть чем гордиться в области покорения гиперзвука.

По шею в воде

Михаил Гут: Сделанный в заметке «Сколько человек способен прожить, стоя по шею вводе?» («ПМ» №2'2011) вывод о том, что через несколько дней человека ожидает смертельная опасность, не вполне обоснован. Достаточно вспомнить самый фантастический побег из СССР, совершенный в декабре 1974 года советским океанографом Вячеславом Куриловым. Он прыгнул ночью с борта круизного корабля в штормящий океан, чтобы вплавь добраться до ближайшего филиппинского острова. У него были ласты, маска и трубка, но не было ни пресной воды, ни пищи. Ему пришлось плыть более двух суток, ориентируясь по звездам, Солнцу и в конце пути — по шуму прибоя. За время своего сверхмарафонского заплыва он был немного обожжен смертельно опасной медузой, а также получил солнечные ожоги спины и рук. Тем не менее, добравшись до острова, он оказался вполне здоров, если не считать крайнего физического утомления. Как видно на этом примере, по крайней мере 2−3 дня непрерывного пребывания в воде вовсе не означают летального исхода.

Питы и ленды

Артем Марченко: В статье «Чем CD отличается от CD-R и CD-RW» («ПМ» №2'2011) не совсем корректно описан принцип считывания информации с CD. Действительно, в процессе производства на дисках формируется рельеф (питы иленды — «ямы» и «возвышенности»), который металлизируется и защищается лаковым покрытием. Луч лазера одинаково отражается и от питов, и от лендов. Информация считывается по‑другому: в начале луч фокусируется на лендах, сигнал условно считается полностью отраженным (на практике отражается 60−80%). Глубина пита составляет ¼ длины волны лазерного луча, соответственно, отразившись от него, луч лазера возвращается в приемник, пройдя лишнее расстояние в ½ длины волны (в противофазе относительно сигнала от лендов), и после интерференции в приемнике определяется как отсутствие сигнала. Но ленд — это не «1», а пит — не «0», система фиксирует лишь переходы с одного на другое, так что переход сленда на пит или обратно означает «1», а отсутствие перехода — «0».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2011).