С большим пиететом относясь к родному русскому языку, мы стараемся как можно реже использовать в текстах заимствованные иностранные слова. Работая в научно-популярном журнале, весьма непросто сохранять бдительность: новые устройства и целые явления в современной технике и культуре плодятся столь стремительно, что для них просто не успевают придумывать русские названия.
От редактора

К примеру, мы долго пытались найти русский аналог для английского слова «гаджет», но все же сдались. Исторические корни этого термина не могут раскопать даже сами англичане: похоже, что слово gadget появилось на свет одновременно с самими гаджетами. А вот слово «девайс» (device), столь любимое нашими коллегами из компьютерных журналов, мы в свой популярно-механический словарик не принимаем: для него есть прекрасные русские аналоги «устройство» или «аппарат».

Мне очень понравился модный неологизм «кидалт», составленный из английских слов kid (ребенок) и adult (взрослый). Так называют взрослых людей, сохранивших детские увлечения. Это могут быть компьютерные игры, фантастические книги, мультфильмы, игровые виды спорта или те же гаджеты. Для слова «кидалт» нет русского аналога. Его не следует путать с инфантилизмом — психологической незрелостью и неспособностью жить во «взрослом мире». Кидалты — это люди, не утратившие с возрастом способности играть. А игра — это первый и самый многовариантный, свободный, творческий мир, с которым человек сталкивается в своей жизни. Если бы не кидалты, кто бы разрабатывал игрушки, строил спортивные автомобили и стремился покорить глубины космоса? Многих великих изобретателей, конструкторов, путешественников по полжизни считали инфантильными чудаками. Если вы понимаете, о чем я, — значит, вы тоже кидалт.

Работая над этим номером «Популярной механики», мы старались сделать его не просто интересным и познавательным. Мы хотели, чтобы в журнал можно было играть. Мы разобрали кухонную плиту, чтобы посмотреть, что у нее внутри; научились летать на самом сложном авиасимуляторе для профессиональных пилотов; заказали рассказ известному фантасту Леониду Каганову и взяли интервью у настоящего космонавта Сергея Крикалева. Сергей Константинович — очень серьезный человек. Он дольше всех в мире пробыл на орбите, а полное название его должности заняло бы добрую пару строчек моего письма. И он на полном серьезе мечтает о пилотируемом полете на Марс.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2010).