Tap dance, степ или чечетка — это единственный танец, в котором обувь играет роль музыкального инструмента.

Константин Невретдинов — автор и исполнитель уникального номера «Степ на руках» (Tap Dance on Hands). Для создания его Константину потребовалось восемь лет. Единственные в мире ботинки, созданные специально для него, позволяют танцору исполнять на руках те же приемы, что и на ногах
Начинающие танцоры могут подобрать себе серийную обувь для степа. Танцорам профессионального уровня приходится дорабатывать обувь в соответствии с индивидуальными особенностями стопы или заказывать ботинки у мастера
Индивидуальный подход особенно важен при изготовлении жестких супинаторов: их делают только по персональным меркам
Лучше, чем сто раз увидеть, — один раз попробовать! Константин Невретдинов продемонстрировал нам базовые приемы степа
Для того чтобы сделать первые шаги в степе, не обязательно иметь специальную обувь. Профессиональные танцоры могут бить чечетку даже босыми ногами

Руководитель Русской школы американского степа Константин Невретдинов рассказал нам забавную историю, которая произошла несколько лет назад. После на редкость удачного выступления и продолжительных оваций выложившийся на все сто процентов артист остановился за кулисами, чтобы отдышаться. К нему подошел ошеломленный увиденным зритель со словами: «Ух ты! Как тебе такое удается? А покажи ботинки!» И вдруг, увидев подошвы с набойками, он разочарованно протянул: «А, у тебя там железки…» — и с подчеркнутым пренебрежением удалился.

Степ, он же tap dance или чечетка, — это уникальный вид искусства, в котором артист одновременно исполняет роль танцора и музыканта перкуссиониста (недаром американский композитор Мортон Гулд написал целый концерт для степиста с оркестром). Чтобы свободно выражать себя в музыке, исполнителю необходим достойный инструмент, соответствующий его уровню мастерства. Чуткий музыкальный инструмент степиста — это его ботинки. О технических секретах музыки ног нам рассказали президент Московской Tap Dance федерации Константин Невретдинов и его латышский коллега Марис Пурис.

Звонкий сплав

В степе звук издают специальные набойки и пол. От материала, формы и крепления набоек зависит характер звука — он может быть высоким или низким, резким или мягким. К сплаву, из которого делают набойки, предъявляются повышенные, отчасти противоречивые требования — он должен быть прочным и звонким. «В советское время качественные набойки было не достать, — рассказывает Марис Пурис. — Случайно раздобыв фирменные набойки Capezio, мы отдали их на экспертизу в лабораторию. Специалисты сказали, что это ЦАМ (цинковый сплав с добавлением алюминия и меди). Узнав секрет, мы стали сами делать набойки, которые звучали очень неплохо». Тогда же были распространены двойные набойки, так называемые Double Tap. В них две алюминиевые пластины работали как погремушки или кастаньеты, издавая звук при ударе друг о друга, а заодно и об пол. Звук получался грязным, нечетким, не читался в быстрых пассажах. Сейчас, когда зарубежные и отечественные производители набоек наперебой завлекают танцора авиационными сплавами и разнообразием форм, использование Double Tap считается моветоном, а на соревнованиях и вовсе запрещено.

Чтобы набойки могли звучать, их делают полыми. В некоторых моделях предусмотрены специальные каналы и отверстия для выхода воздуха при ударе. Хороший звук возможен только при правильной установке набоек. Их плотно притягивают к ботинку заклепками или шурупами, при этом между набойкой и подошвой размещается фибра — слой твердого спрессованного картона, пропитанного смолами. Фибра не дает краям набойки вжиматься в подошву, помогает сохранить воздушное пространство под набойкой и препятствует поглощению звука мягкой кожей.

Набойки также определяют устойчивость и степень скольжения ботинка. Некоторое проскальзывание делает возможными звонкие скользящие удары, однако на избыточно скользких набойках трудно танцевать. Заднюю набойку, как правило, делают плоской, чтобы танцор мог надежно на нее опереться. Переднюю, напротив, — выпуклой: она сохраняет звук при разных углах соприкосновения с полом.

Железный пуант

Извлекая «вкусный» звук, не стоит забывать и о красоте движений, ведь степ — это прежде всего танец. Ботинки должны помогать танцору исполнять необходимые хореографические элементы, поэтому конструкция обуви варьируется от танца к танцу. К примеру, для джазовых танцев, в которых элементы степа сочетаются со сложными свободными движениями, подходит мягкая обувь, которая не стесняет танцора. Для Hoofer-style, напротив, предпочтительны жесткие ботинки: в этом традиционном стиле от исполнителя требуется прежде всего мощный перкуссионный звук (hoof по‑английски — копыто). Жесткие ботинки позволяют извлекать громкий звук с меньшим усилием, поэтому танцор может расслабить ногу и исполнить быстрый пассаж с минимальной амплитудой движений. Модные в прошлом веке классические степовые номера уступили место синтезу стилей. Сейчас можно увидеть степ под танго или вальс, R’n’B или хип-хоп. Отсюда и разнообразие сценической обуви.

Некоторые конструктивные секреты помогают легче справиться с отдельными танцевальными элементами. Например, если танцор встает на пальчики, как на пуантах, между передней набойкой и подошвой ботинка вклеивается клин из кожи. Он нейтрализует подъем подошвы и делает ее плоской. Обычная подошва, поставленная вертикально, ломается пополам, а прямая хорошо держит вес танцора. Чтобы снять часть нагрузки со стопы, под пятку иногда вшивают металлический супинатор. Другой пример инструмента «под конкретный номер» — боковые набойки, звучащие, когда танцор подпрыгивает и ударяет одной ногой о другую в воздухе.

Вопросы пола

«Главный враг степиста — это ковер!» — шутит Константин Невретдинов. Ковер подстерегает танцора повсюду, имеет обыкновение незаметно прокрадываться на любую сцену перед самым выступлением, даже после многочисленных проверок. Коварство организаторов концертов не знает границ! Есть и менее очевидные напасти, которых степист должен остерегаться. Например, даже самый лучший паркет, положенный на твердую бетонную основу без амортизирующей подложки, не только не звучит, но и вреден для ног танцора. Другая крайность — слишком мягкий пол: он прогибается и пружинит. Излишняя подвижность мешает исполнять танец, негативно сказывается на технике. Идеальный пол для степа — ровный паркет из дуба или бука. Он дает благородный звук. На концертах за неимением паркета на сцену иногда укладывают плотную 20-миллиметровую фанеру.

В отличие от других видов танца, для степа жизненно необходима подзвучка. Донести до зрителя звук набоек и пола в большом зале — сложная специфическая задача для звукоинженера. Существует множество способов съема звука, каждый из которых имеет свои плюсы и минусы. Микрофон пограничного слоя (по-простому — «лягушка») крепится к полу и улавливает его колебания. Он хорош тем, что ловит только степ и ничего кроме степа, однако звук набоек передает невнятно. Аналогично ведет себя и пьезоэлектрический звукосниматель, который снимает звук с пола, как с гитарной деки. Если пол состоит из нескольких листов фанеры, установленных на каркасе, звукосниматель приходится ставить на каждый, при этом характер звучания листов может различаться. Наконец, если танцор ударяет пятками в прыжке — звук просто остается незамеченным.

Гиперкардиоидный микрофон («пушка») традиционной конструкции дает наиболее естественный звук, но, несмотря на узкую направленность, все равно ловит посторонние звуки, провоцирует обратную связь. Существуют специальные радиозвукосниматели, которые крепятся непосредственно на ботинки. Их недостаток — «ветер в ушах», ведь они все время «летают по воздуху». Музыку оркестра и звуки степа необходимо донести не только до зрителя, но и до самого танцора: как и любой музыкант, он должен хорошо слышать себя. Использовать правильную комбинацию способов съема, обеспечить артисту мониторинг на приемлемой громкости и избежать пресловутой обратной связи — такую головоломку под силу решить только опытному специалисту.

Начитавшись историй про отлетающие прямо в зрителей набойки, выключающуюся посреди выступления музыку и вынужденные импровизации a capella, я хотел во что бы то ни стало выпытать у Константина и Мариса пару душераздирающих историй о технических курьезах на их собственных шоу. Однако оба артиста сказали в один голос: истинный профессионализм танцора заключается не только в исполнительском мастерстве, но и в умении подготовить номер так, чтобы технически сложное степ-шоу из зрительного зала выглядело легким и непринужденным.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2007).