Поклонники спортинга — стрельбы по целям, имитирующим движения птиц и зверей — отныне смогут оттачивать свое мастерство на уникальных летающих мишенях, созданных российскими энтузиастами. В чем уникальность этих мишеней? Они не «умирают» даже под обстрелом из крупной дроби. Но при этом по‑прежнему доставляют стрелкам массу удовольствия от точных попаданий.
Стрельба по радиомоделям: легально и интересно!

Стрелять по тарелочкам скучно, по живым птицам — жалко. Решение напрашивается само собой — использовать в качестве «жертв» радиоуправляемые авиамодели. Благо многим из них, рассчитанным на исполнение фигур высшего пилотажа, сымитировать летящую утку легче легкого. В Сети можно найти великое множество видеороликов, в которых по авиамоделям стреляют из дробовиков, пистолетов и даже автоматов. «Мой приятель Константин, работающий в одной из силовых структур, как-то раз с восторгом показывал мне, как самолетики эффектно разлетаются в щепки после особенно удачного попадания, — рассказывает Альберт Баймурзин, опытный конструктор и призер многих соревнований по авиамоделизму. — А я ему объяснял, что каждый такой выстрел стоит 15 000 рублей, поскольку именно такова в среднем цена модели, готовой к полету. Этот спор натолкнул меня на отличную, хотя и слегка авантюрную идею — создать мишень, которую почти невозможно «убить», но по которой при этом интересно стрелять».

Летающая крепость

Авантюрностью от идеи Баймурзина действительно попахивало, ведь создание живучей мишени предполагает решение нескольких противоречащих друг другу задач. Для начала нужно как-то справиться с проблемой изменения аэродинамики модели после ее поражения. Затем — защитить системы управления. Желательно, чтобы их и планер можно было использовать повторно даже после серьезного обстрела. А разобравшись с вопросами надежности и стоимости производства, конструктор остается с главной трудностью — как сделать, чтобы человек мог сполна насладиться результатами своего выстрела? Надо всем этим Баймурзину пришлось изрядно поломать голову вместе с коллегами из московской компании «ТирСтрой», занимающейся проектированием и обслуживанием стрелковых комплексов. В первую очередь занялись живучестью. Чтобы защитить системы управления, элементы разместили в дюралевой трубке квадратного сечения. «Конструкция примерно та же, что была реализована в штурмовике Ил-2», — поясняет Альберт. Идеальным материалом для крыла оказался гибкий двухслойный пластик с сотовым наполнением. Если пробить такой дробиной или пулей, дырка частично затянется, почти как на живой плоти. Когда был собран первый опытный образец, Баймурзин с одним из основателей «ТирСтроя» Павлом Богородетским и несколькими опытными спортсменами повезли его на испытания. Взяли с собой 100 патронов и метательную машинку для стендовой стрельбы, так как Павел был уверен, что они завалят «летающее крыло» с одного-двух попаданий, а остальное потратят на тарелочки. Приехали, запустили, сделали несколько выстрелов — летит. Посадили модель на землю, осмотрели — ясно видно, что попадания точно были. Второй полет: слышно, как дробь ударяет по металлическим элементам, однако мишень держится в воздухе как ни в чем не бывало. На третьем полете поймали кураж и расстреляли весь наличный боезапас, да только с тем же результатом. «И тогда я как инженер понял, что конструкция получилась очень надежная», — с гордостью вспоминает авиамоделист. После того триумфального испытания в модель внесли несколько небольших доработок и решили испытать ее на максимальную живучесть, чтобы понять, какое количество выстрелов 3-мм дробью нужно сделать, чтобы она упала или хотя бы не смогла снова взлететь после приземления. Цель была достигнута после 14-й пачки патронов (350 штук). К этому моменту поверхность крыла была как дуршлаг. Ради интереса уже по другому, нетронутому экземпляру немного постреляли из «Калашникова» и карабина. Выяснилось, что, если пули не попадут в защитную коробку с системой управления, мишень вполне способна пережить и такой обстрел. Хотя рассчитана на дробь.

Код «Дельта» Фото По результатам многочисленных полевых испытаний в качестве основы особо живучей мишени была выбрана модель дельтовидной формы. Эта схема имеет минимальную удельную нагрузку на крыло, поэтому даже после частичного разрушения ее аэродинамические характеристики изменяются в допустимых пределах. Все элементы системы управления и аккумуляторная батарея находятся внутри дюралюминиевого корпуса, к которому крепится лонжерон из того же материала. Они выполняют сразу две задачи — служат силовыми элементами конструкции и защищают хрупкие механизмы и электронику. Сам планер выполнен из эластичного сотового пластика. При попадании дробь прошивает его насквозь, оставляя отверстия меньше своего диаметра.

Ну, ты попал!

Оставалось лишь сделать так, чтобы новая мужская игрушка была не только качественной, но и приносила радость. «Изначально мы использовали картриджи с цветным порошком. Потом попробовали миниатюрные гонги, которые гудели при попадании. Оба варианта неплохо фиксировали попадания, но были какими-то скучными», — рассказывает Баймурзин. В итоге выбрали простое и проверенное на тарелочках решение — пиротехнические мишени. Они недороги и почти не требуют усилий при монтаже на крыло (для крепления используют стойкий на отрыв двусторонний скотч). Тяговооруженность серийной модели от «ТирСтроя» позволяет без проблем добавить до 0,5 кг дополнительного веса. А пиромишени-то легонькие, всего по 5−8 г, так что наклеить их можно очень много. Лучше всего показал себя вариант с 15 взрывающимися точками разных диаметров и типов детонации. Увидев дым, вспышку или то и другое сразу, стрелок с большой точностью может определить, куда именно он попал — в хвост, крыло или по центру корпуса. Эмоциональный эффект потрясающий — члены редакции «ПМ» убедились в этом лично на одном из подмосковных полигонов. «Круто! Супер! Мужик! Так, его фашиста!», — под восхищенные возгласы летающая мишень, дымя, как сбытый истребитель из фильма про Вторую мировую, продолжает нарезать круги в небе. Очевидно, задето крыло. Следующий выстрел сопровождается яркой практически бездымной вспышкой — стало быть, на этот раз я засадил в хвост. Коллега разряжает свою «Беретту» супостату точно в нос, что становится понятно по здоровенному снопу белых искр. На полигон мы приехали утром, но обязательно вернемся пострелять и в темное время суток. Это следующий этап, к которому готовятся в «ТирСтрое». Возможно, нас ждет целое театральное действо — ночной авианалет, в котором мы сыграем роль доблестных офицеров ПВО.

Огонь и дым Фото Любителям пострелять сегодня доступны несколько типов пиротехнических мишеней, способных вывести это развлечение на новый уровень. Наиболее популярны модели FireBird британского производства, однако есть и несколько российских аналогов, мало в чем им уступающих. Все они предназначены для стрельбы из стендового, пулевого и пневматического оружия. Пиромишени бывают разного диаметра и с разной начинкой, например порохом или бертолетовой солью. Стрелок волен выбрать модель по вкусу — взрывающуюся как можно ярче, шумнее или с эффектным дымом.

На стороне жертвы

Конечно же, летающие мишени интересны в первую очередь стрелкам, собравшимся большой компанией. Можно, например, устроить соревнования по «дроновой стрельбе» (технические характеристики мишени позволяют имитировать полет большинства реальных военных беспилотников), представляя себя шпионами в тылу врага. Или виртуальную охоту — летающие крылья от «ТирСтроя» могут степенно плыть по воздуху подобно гусям и лебедям. Но найдутся и те, кто предпочтет соревнования иного рода — в роли не стрелка, а пилота. «Я как оператор, управляющий летающей мишенью, стараюсь вывести ее как можно точнее и эффектней под человека на стрелковой позиции. Поэтому в каждом точном попадании есть и моя заслуга», — улыбается Альберт Баймурзин. Впрочем, вместо игры в поддавки оператор волен играть, например, в «кошки-мышки». Правда, можно заиграться. Если пилот проявит чудеса летного мастерства, никаких патронов не хватит, чтобы сбить это чертово крыло!

Статья «Стрелять не перестрелять» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2016).