Столетие назад фотография освободила живопись, сняв с нее бремя ремесленного копирования реальности и дав дорогу абстрактному искусству. Скульптор и фотограф Дима Горячкин-Шапиро считает, что сегодня «Инстаграм» освободил фотографию.

На этой фотографии хорошо видна работа художника. Хаотичные кривые линии — результат шлифовки, а ритмичные мазки — фактура эмульсии.
Дима Горячкин-Шапиро. C 1985 по 1989 год учился фотографии в студии Александра Лапина, в 1990-м вступил в Союз фотохудожников СССР, преподавал фотодело, участвовал в выставках в России, Германии, Израиле, США и на Северном полюсе.
Все компоненты для художественных экспериментов продаются в фотомагазинах и на строительных рынках. Контактный станок можно собрать самостоятельно: для этого понадобится деревянный ящик, матовое стекло, несколько ламп (накаливания или LED) и реле времени (из того же фотомагазина).
Толщина финального слоя лака может оказать влияние на общее настроение картины. Толстый слой придает изображению слегка темный тон, но обеспечивает оптический эффект глубины.
Алюминиевый лист шлифуем грубой шкуркой, задавая фактуру фона. Готовую пластину покрываем лаком с помощью велюрового валика. Хороший результат дает и специальный художественный лак в аэрозольном баллончике.
Эмульсия разогревается на водяной бане с температурой воды около 70 °C. Готовый состав по густоте должен напоминать кефир.
Художник «расписывает» алюминиевую пластину эмульсией, играя с направлением и жесткостью мазков, варьируя количество слоев и площадь покрытия.
На предварительно отрезанный кусочек алюминия при красном свете наносим фотоэмульсию. Это пробник, с помощью которого художник окончательно устанавливает нужное время экспонирования. Затем он проявляет его и оценивает качество картинки.
Предварительно распечатанная на принтере пленка с негативом занимает свое место на контактном станке. Баланс полутонов предварительно приводится к некому стандартному уровню на компьютере, чтобы не приходилось подбирать выдержку при печати.
Просохшую пластину кладем на станок поверх негатива эмульсией вниз и прижимаем крышкой. Как правило, художник печатает изображение с выдержкой в полсекунды.
По образу и подобию обычной фотобумаги пластина погружается сначала в проявитель (две минуты), затем в стоп-ванну, затем в фиксаж (пять-семь минут) и под проточную воду (12−15 минут). После просушки полученную картинку необходимо покрыть лаком.

Любой желающий может запечатлеть собственную свадьбу с помощью мобильного телефона и опубликовать свои снимки в интернете. На фоне этой всеобщей «фотограмотности» судьба предоставляет художникам шанс отвлечься от рутины и заняться творчеством на стыке фотографии и живописи, цифровых и классических пленочных технологий.

Фотохудожник Дима Горячкин-Шапиро поделился с нами собственным методом создания изображений на металле. Каждая из его работ уникальна, так как содержит не только фотографическую часть, но и элементы живописи и даже скульптуры. Дима с удовольствием делится своим творческим ноу-хау с читателями, не опасаясь «подделок»: ведь ценность его картин определяется вовсе не примененными инструментами и химикатами, а творческим замыслом и тончайшими нюансами исполнения.

Чтобы попробовать себя в новом виде искусства, достаточно запастись несколькими листами миллиметрового алюминия, самым обычным лазерным принтером, старым станком для контактной печати (при необходимости его легко соорудить самостоятельно) и любой фотокамерой, от профессиональной зеркалки до мобильного телефона.

Опыт, сын ошибок

Метод Димы имеет два весомых преимущества. Во‑первых, он уравнивает шансы обладателей профессиональных камер и копеечных «мыльниц». Еще великий Картье-Брессон сетовал на то, что фотографы слишком уж увлекаются аппаратурой. В наши же дни стоимость камеры и оптики зачастую определяет, в какой лиге играет фотограф, и этот имущественный ценз мешает рассмотреть истинный талант. Печать на металле сводит на нет остроту оптики и живость цветопередачи. В грубом, почти монохромном изображении на первый план выходит сюжет и композиция кадра, которые зависят лишь от художественного вкуса и охотничьего чутья фотографа.

Но главная фишка технологии заключается в уникальности каждого отпечатка. Процесс их создания впитывает в себя не меньше, а то и больше творческого замысла и ручного труда, чем сама фотосъемка.

Именно этого добивался Дима, создавая свой метод. И удача пришла к нему далеко не сразу. Поначалу художник обратился к технологиям конца XIX века, не содержавшим серебра, затем пробовал печатать снимки на разных видах фактурной бумаги с помощью фотоувеличителя. Из-за впитывающих свойств бумаги эмульсия ложилась неравномерно, непредсказуемо влияя на качество изображения. К тому же с технологической точки зрения метод был не так уж и оригинален.

Следующим на очереди было дерево. Несмотря на то что проблема с впитыванием сохранилась, результат получился более оригинальным и эффектным. Но природная фактура дерева не вполне сочеталась с техногенными сюжетами фотографий, и опыт был вновь признан неудачным.

Идею печатать на алюминии экспериментатору подсказала супруга, художница Даша Делоне. Сталь не прошла отбор из-за склонности к коррозии (фотопечать — это мокрый процесс) и внушительного веса — попробуйте донести до выставки несколько железных «полотен» формата А3! А вот в алюминии все сошлось воедино: естественная люминесценция и светлый тон металла, отсутствие склонности «пожирать» эмульсию и, наконец, высокотехнологичный современный стиль.

Светлые морщины

Процесс создания произведения начинается с выбора цифровой фотографии и обработки ее на компьютере. Художник переводит фото в черно-белый формат, а затем в негатив. На стадии обработки он может существенно облегчить себе жизнь, приведя световой баланс фотографии к оптимальному для печати уровню. Подтянуть яркость на компьютере намного легче, чем экспериментировать с выдержкой при печати.

Полученный негатив художник распечатывает на самом обыкновенном лазерном принтере формата А3, используя пленки для лазерной печати Lomond или Xerox. Конечно, с точки зрения динамического диапазона и цветопередачи им далеко до настоящей фотопленки, но для Диминых нужд этого более чем достаточно.

Алюминиевые листы также обрезаются под формат А3. Дима шлифует их грубой шкуркой, и вот тут-то и начинается настоящее творчество. Борозды, которые остаются на листе после шлифовки, создают характерное металлическое свечение из глубины картины. Визуально они напоминают мазки художника или карандашный штрих. Уже на этом этапе движения рук художника определяют его уникальный творческий почерк.

С технической точки зрения шлифовка нужна для того, чтобы на листе лучше закреплялись химикаты. Но, если пользоваться мелкой шкуркой и «полировать» металл, его поверхность будет мало чем отличаться от обычной бумаги. А грубая шлифовка — это практически живопись.

При механической обработке алюминия на его поверхности образуется оксидная пленка. Именно она делает алюминиевые кузова автомобилей невосприимчивыми к коррозии, и, к сожалению, она не дает фото-эмульсии закрепиться на поверхности пластины. Чтобы добиться желанной адгезии, Дима предварительно покрывает пластину лаком.

Подойдет обычный «яхтенный лак» из строительного магазина, который наносят велюровым валиком. Наносить его лучше тонким слоем, так как даже «прозрачный» лак имеет свой оттенок. С другой стороны, объемный толстый слой тонированного лака можно рассматривать как художественный эффект. В таком случае можно просто опустить пластину в ванночку с лаком, а затем дать ему хорошо просохнуть.

Кисть и расческа

Теперь пора отправляться в темную комнату. Для тех, кто уже забыл то волшебное чувство, когда на фотобумаге, погруженной в ванночку с проявителем, из ниоткуда возникает изображение, напомню: печать фотохимическим способом производится в свете специального «красного» фонаря, излучающего так называемый неактивный (не влияющий на фотоэмульсию, но видимый глазу) свет.

Дима использует самую обыкновенную фотоэмульсию для черно-белых фотографий, которую можно легко купить в фотомагазине. Эмульсии бывают переменной и постоянной контрастности. Первые изменяют контрастность изображения в зависимости от тона светофильтра на фотоувеличителе. Вторые при любом свете дают одинаковую контрастность, и именно их использует Дмитрий.

Небольшую емкость с эмульсией разогревают на водяной бане с температурой воды примерно 70 °C. Изначально желеобразная эмульсия приобретает консистенцию кефира. Нанесение ее на лакированную алюминиевую пластину — это и есть настоящее искусство.

Можно равномерно размазать светочувствительный слой по картине стеклянным шпателем, чтобы изображение было четким и ровным. А можно сделать это жесткой малярной кистью, жирными фактурными мазками. Можно наложить несколько разнонаправленных слоев, и там, где они пересекаются, изображение будет темнее. Эмульсию можно наносить не на всю поверхность, а лишь на ограниченную площадь, как бы кадрируя фото. Можно работать хоть расческой, хоть руками. Это и есть тот самый элемент живописи, который делает каждую работу уникальной.

Для создания отпечатка Дима использует контактный станок 1950-х годов. Когда-то подобные устройства применяли для печати профессиональных портретных фото и репродукций картин. Такой аппарат легко сделать самостоятельно: он представляет собой деревянный ящик с шестью лампами накаливания внутри. Вместо ламп можно использовать светодиоды. Цветовая температура в данном случае не имеет никакого значения, так как печатаются черно-белые изображения. Подойдет абсолютно любой свет. Также понадобится фотографическое реле времени, чтобы регулировать выдержку, матовое стекло, рассеивающее свет, и крышка, прижимающая негатив и отпечаток к стеклу.

Итак, на матовое стекло станка кладется пленка с негативом, на нее — пластина эмульсией вниз, а затем все это прижимается крышкой. Для создания отпечатка художник использует стандартную выдержку в полсекунды. Как сказано выше, все негативы имеют примерно одинаковый баланс полутонов, поэтому такая выдержка всегда срабатывает.

Остается лишь выполнить классический ритуал фотографа: погрузить пластину на две минуты в проявитель, затем ненадолго в стоп-ванну (раствор уксусной кислоты, останавливающий процесс проявки), потом минут на пять в фиксаж, а затем четверть часа промывать проточной водой. Проявлять алюминий намного проще, чем обычную фотобумагу: если бумага желтеет от фиксажа и размокает при промывке, то твердому металлу все нипочем.

Последний штрих — покрыть картину тем же «яхтенным» лаком. Толстый слой лака дает оптический эффект глубины и «трехмерности» изображения.

Если только захотеть

Разумеется, Дима Горячкин-Шапиро будет и дальше развивать свое искусство. В его ближайших планах еще более плотное смешение фотографии и живописи с использованием акриловых красок и классических художественных техник. Также художник собирается применить фотопечать в скульптуре: представьте себе металлических херувимов с филигранными отпечатками на крыльях.

Пожалуй, главное достоинство Диминого живописно-фотографического метода — доступность. Чтобы попробовать себя в этом искусстве, не нужно годами изучать живопись и приобретать дорогое фотооборудование. Достаточно просто захотеть, и каждый эксперимент, скорее всего, будет удачным.

Статья «Палитра одной краски» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2014).