Профессиональная фото- и видеосъемка с применением радиоуправляемых моделей вертолетов — это если и экзотика, то уже довольно широко распространенная в мире. Таким способом сняты даже отдельные кадры голливудских боевиков. Но одно дело что-то слышать про это, а другое — увидеть воочию, как пилоты и фотографы совместно создают захватывающие дух высотные панорамы

Присутствие рядом со строящимся деловым комплексом «Москва-Сити» оставляет у человека, десятилетия прожившего в Москве, все еще довольно странное впечатление. Группа тесно прижавшихся друг к другу небоскребов как-то не очень вписывается в несколько сумбурную застройку 1970-х с ее жилыми домами, выставочным комплексом и Хаммеровским центром. Сверкающие стеклянными стенами башни кажутся спущенными с небес донжонами инопланетной крепости, из окон которых захватчики-пришельцы наблюдают за покоренным городом.

Стрекоза и великаны

Часть зданий уже работает, где-то все еще идет стройка. Весенним утром наша компания из пяти человек — пилот радиоуправляемого вертолета Станислав Седов, фотографы Илья Варламов и Дмитрий Чистопрудов, фоторедактор «ПМ» Витас Черняускас, а также автор этих строк — подходит к проходной стройплощадки. Здесь, у подножья башни «Империя», турецкие строители возводят будущий аквапарк. По металлической приставной лестнице мы поднимаемся на ровную бетонную площадку. Над нами только московское небо, по которому плывут мохнатые облака, норовящие отнять у фотографов вожделенное солнце.

Станислав готовит вертолет к запуску, затем заводит машину. Издав знакомый звук бензокосилки, модель раскручивает лопасти и отправляется в пробный полет. Первое впечатление для непосвященного — жутковатое. Когда вертолет, поднимаясь все выше и выше, уменьшается в размерах, кажется, что вот-вот очередной порыв ветра бросит крошечную «стрекозу» на бутылочного цвета стеклянные панели «Империи». Но совершенно спокойный с виду пилот лишь сосредоточенно колдует над пультом. Полет проходит штатно.

Тем временем на площадке устанавливается штатив с пультом и дисплеем оператора. Вертолет садится, после чего к нему с помощью колец из резинового жгута крепится подвеска с фотоаппаратом Canon EOS 5D MarkII. Фотографы и пилот проверяют дистанционное управление камерой и наличие картинки, которую Canon передает по радиоканалу на дисплей. Модель вновь ввинчивается в воздух.

Зеркальная миссия

Одна из задумок для нашего репортажа — снять вертолет так, чтобы запечатлеть на снимке и его отражение в стеклянной стене небоскреба. Башня «Империя», на территории которой мы находимся, к сожалению, помочь нашему замыслу не смогла. Здание не введено в строй, и его зеленоватые стекла покрыты слоем пыли. Зато на уже работающем по соседству небоскребе «Город столиц» промышленный альпинист ловко моет окна, которые начинают сверкать зеркальным блеском. Значит, вертолет полетит туда. Определить расстояние на глаз на фоне грандиозного здания не просто. Кажется, что машина вот-вот чиркнет лопастями по стеклу. Но оператору на дисплее виднее. «Подлетай ближе, — просит он пилота, — там еще метров пятнадцать». Затем вертолет поднимается выше и уходит в сторону набережной. Отсюда должен получиться замечательный вид всего комплекса «Москва-Сити», а заодно и Краснопресненской набережной.

Партнерство в воздухе

Как рассказывает сам Станислав Седов (и это нам особенно приятно), его увлечение радиоуправляемыми моделями началось с прочитанной заметки в «Популярной механике». Несколько лет спустя он наткнулся в интернете на информацию о том, что радиоуправляемые вертолеты активно используются для ведения профессиональных съемок с воздуха. Эту технику применяют даже режиссеры Голливуда, хотя вряд ли им не по карману настоящие «взрослые» вертолеты. Однако применение моделей не только дешевле, но и безопаснее, а главное, дает высококачественный результат. Итак, решив собрать систему для воздушных съемок, Станислав заказал в США комплект деталей для сборки вертолета с бензиновым двигателем (в сборе такие серьезные модели не продаются) и подвеску для фотокамеры.

Два с половиной года ушло на сборку и техническую доработку модели, тестовые полеты, пробные снимки. Эти испытания привели Станислава к выводу, что управлять вертолетом он уже вполне может (пилотирование радиоуправляемого вертолета считается в авиамоделизме самым сложным делом), но хорошие снимки не получаются — нужна помощь профессионалов. Уже в 2009 году сложилось партнерство Станислава Седова с фотографами, представляющими агентство, специализирующееся на ландшафтной и архитектурной съемке. В сотрудничестве дело пошло на лад и появились первые удивительно красивые панорамы, на которых с высоты птичьего полета были запечатлены пейзажи, памятники архитектуры и современные индустриальные ландшафты.

Пилоту помогут рефлексы

«Особенности съемки с вертолета состоят в том, что можно зависнуть в одной точке пространства, долго выбирать ракурс, — рассказывает Станислав. — Не нужно поддерживать постоянную скорость, как на самолете, вертолет не так подвержен ветру, как воздушный шар. К минусам можно отнести сложную конструкцию и, как следствие, очень сложное управление. У радиоуправляемых машинок три канала управления: движение вперед, движение назад и управление рулевыми колесами. У самолетов уже четыре канала: крен, тангаж, газ и руль направления. А в вертолете (если речь идет именно о модели, а не о китайской игрушке) используются минимум шесть каналов: крен, тангаж, обороты ротора, руль направления, шаг основного ротора и чувствительность гироскопа хвостового ротора. На самом деле обычно для управления вертолетами используют семиканальные системы. Возникает вопрос — как этим всем управлять одновременно. Тут помогает только тренировка, банальное ‘набивание рук' и шишек. В процессе полета опытный пилот не думает о том, куда ему нужно дергать джойстики, он думает, куда и как должна лететь модель, — все остальное руки делают сами на уровне рефлексов».

Вертолет спрятался в небе

Для управления вертолетом Станиславу приходится смотреть не только на дисплей пульта, но и в небо — он видит, где находится модель, и корректирует ее положение. Основная сложность здесь в том, что при смене положения вертолета меняется координация в системе управления. Если вертолет висит к пилоту хвостом и пилот наклоняет рычаг крена влево, то и аппарат кренится влево, движение рычага вправо даст правый крен. Но стоит только развернуть вертолет носом к себе, функции рычагов меняются, и на эту перемену надо мгновенно среагировать.

Иногда вертолет поднимается на такую высоту, когда его уже очень сложно контролировать визуально: он практически растворяется в небе. Эта высота переменна и зависит от места съемки и освещения. Свет сзади, свет сбоку, свет в лицо создают разные условия. Порой при сильной турбулентности восходящие и нисходящие потоки за считанные секунды отбрасывают вертолет метров на десять. У земли пилоту на это проще среагировать, но, когда на большой высоте вертолет едва виден, легко потерять контроль над моделью. Пилот просто перестает понимать, как сориентирован вертолет, и тогда управление становится невозможным.

Умелый тандем

При съемке вертолетом управляют два человека — пилот и оператор (фотограф). У камеры и у вертолета абсолютно независимое управление: два передатчика и два приемника. Фотограф видит на своем дисплее картинку, которая формируется установленной на вертолете камерой. Эта картинка передается в реальном времени на землю с помощью системы, аналогичной тем, что используются в охранных системах видеонаблюдения. Специальные фирмы дорабатывают охранную технику для нужд фотографирования с воздуха. Аппаратура миниатюризируется, что очень важно для снижения ее веса и уменьшения энергопотребления. На борту подвески устанавливают видеопередатчик. Видеоприемник закрепляют на штативе рядом с операторским видеодисплеем.

«При съемках ведущим всегда является фотограф, — рассказывает Станислав. — Перед съемками мы лишь заранее оговариваем приблизительный их план. В процессе работы пилот не видит, что в настоящий момент находится в кадре, он отвечает только за позиционирование вертолета. Все, что касается картинки, отдается ‘на откуп' оператору, и все команды идут именно от него. На съемках часто присутствует и третий человек, который координирует работу пилота и оператора».

Прочь от лопастей!

Модель, с которой ведется съемка, — совсем не игрушка. И по оснащенности разнообразной аппаратурой, и по габаритам, и по весу. Если такая машина упадет с неба, она может натворить немало бед. Поэтому особо остро для небесных фотографов стоит вопрос безопасности съемок.

Первым делом принимаются организационные меры. Площадки для полетов выбирают с таким расчетом, чтобы не летать над головами зрителей и чтобы модели всегда было куда упасть, не создавая угрозы нанесения ущерба. А радиоуправляемые модели, конечно, порой падают. На начальных стадиях, когда авиамоделист только учится летать, вертолеты терпят крушение в основном из-за ошибок пилотирования. Когда пилот опытен, причиной аварий становятся отказы техники. Вертолет, который участвовал в съемках над комплексом «Москва-Сити, уже перенес три падения, но в итоге остался вполне «живым». Самое серьезное падение произошло метров с десяти, когда отказало управление — предположительно из-за радиопомехи. Модель упала на бок вместе с камерой, но почти все уцелело. Разумеется, поломались лопасти, также пришлось, как обычно, менять валы, которые неизменно гнутся под воздействием удара.

Зеваки — настоящий бич авиамоделистов. Человек, впервые увидевший такую необычную технику, почему-то инстинктивно стремится встать точно под вертолет. Насколько это опасно, говорить не приходится.

Адреналина хватает и так…

«А не было ли соблазна снять с воздуха что-нибудь секретное и охраняемое — закрытые для посторонних территории, дачи знаменитостей?» — спросили мы Станислава в конце встречи. «Нет, — ответил пилот, — адреналина и приключений нам и так хватает, а кроме того, наша аппаратура стоит, мягко говоря, не три копейки, и по-глупому рисковать ею мы не собираемся. Были предложения полетать над дачей Аллы Пугачевой в ее день рождения, снять пресловутый дворец в Подмосковье, который представляет собой реплику Петродворца… Но зачем мне это? Если мой вертолет с камерой собьет охрана из какого-нибудь условного ‘дробовика', мне ни одна ‘желтая' газета не возместит стоимость уничтоженного оборудования. Да и нет ни малейшего желания лезть в скандал. Мечта нашей команды — поснимать с высоты Красную площадь, Кремль, но мы не собираемся делать это нелегально. Обязательно постараемся добиться официального разрешения».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2010).