Великий американский литератор умер 7 октября 1849 года в Балтиморе. Знакомый врач, Джозеф Снодграсс, за несколько дней до того нашел его в местной таверне. Писатель находился в полуобморочном состоянии, в грязной и явно не своей одежде, не мог связно выражать свои мысли, а все его вещи (он попал в Балтимор в ходе поездки) куда-то пропали и, впоследствии, так и не были найдены. Незадолго до смерти он звал какого-то Рейнольдса, но кто это, и как он связан с писателем, так и осталось тайной.
Приоткрыта тайна смерти Эдгара По

Немудрено, что странная смерть По, которому в тот момент было всего сорок лет, вызвала к жизни массу версий разной степени конспирологичности. Литератор жил очень бедно, зарабатывал практически только лекциями, очень сильно злоупотреблял алкоголем. Вдобавок, 27 января 1847 года от туберкулеза умерла его жена Вирджиния, которую он явно очень любил. По пытался жениться вторично, но его первая невеста, Сара Уитман, отказала ему за несколько дней до свадьбы, ссылаясь на пристрастие жениха к выпивке. Во втором случае, с Сарой Ройстер, По был, вероятно, близок к успеху — свадьба была назначена на 27 октября, но писатель до нее не дожил.

Одной из распространенных версий смерти стало самоубийство, решение о котором нервный человек принял вследствие жизненных неурядиц последних лет. По мог принять что-то, сведшее его в могилу. Наркоманом он не был, а алкоголь не мог подействовать на него так быстро и радикально, поэтому случайность здесь маловероятна.

Надо учитывать, что возможности медицины 1849 года были очень далеки от сегодняшних, да и документы сохранились не все, поэтому основываться на выводах тогдашних врачей сейчас мы не можем.

Проверить версию самоубийства попытались специалисты из Ланкастерского университета и Университета Техаса. Как известно, в речи и письменных произведениях лиц, склонных к суициду, увеличивается количество «мрачных» слов, вроде «смерть» и «покойник».

Исследователи проанализировали 309 писем Эдгара По, 49 стихотворений и 63 рассказа. Точнее, анализ лексики был проведен компьютерной программой, адаптированной к этому случаю и языку той эпохи.

Ученые сконцентрировались на нескольких параметрах, которые позволяют диагностировать депрессию и/или самоубийство: большее использование местоимений первого лица в единственном числе (например, таких как «я» и «мой»); большее использование слов, связанных с негативными эмоциями; уменьшение количества слов, обозначающих положительные эмоции; меньшее количество местоимений от первого лица во множественном числе («мы», «наши»).

Выяснилось, что количество слов-маркеров в текстах По подскакивает до хорошо различимого максимума в 1845 году, после чего отчетливо снижается.

«Значительные, устойчивые паттерны депрессии не были обнаружены, что не поддерживает версию самоубийства, — полагают авторы работы. Однако были найдены лингвистические данные, свидетельствующие о наличии нескольких депрессивных эпизодов в течение жизни По — эти эпизоды были наиболее выраженными в годы наибольшего успеха По, а также после смерти его жены».