Как бы отнесся мир к Сальвадору Дали, если бы он распечатывал свои работы на цветном принтере? Скульптор Кристофер Басгейт создает своих удивительных «существ» на промышленных станках

BH625514455315 Алюминий, латунь, нержавеющая сталь // 66х23х23 см // 2008
B212455355 Алюминий, латунь // 13х20х15 см // 2008
FL633322251552 Сталь, алюминий, медь, латунь // 13х13х13 см // 2007
Mn783485521265683 Алюминий, латунь // 13х13х13 см // 2009
Ln724423235515636 Сталь, алюминий, латунь // 20х17х17 // 2008
M331251 Нержавеющая сталь, алюминий, латунь, медь // 28х18х18 см // 2008
Md782252522611413 Алюминий, латунь, медь // 13х27х10 см // 2006
Химия цвета Помимо механической полировки металлических деталей Кристофер Басгейт использует химические способы обработки поверхности, в частности порошковую окраску и гальванотехнику
Создавая своих «существ», я балансирую на грани классического подхода к скульптуре и современных промышленных технологий. В этом балансе воплощается гармония творческой эмоциональности и инженерного интеллекта

Это смелое заявление, но на фоне творений Кристофера Басгейта работы подавляющего большинства современных скульпторов выглядят похожими друг на друга. Сварные конструкции, кинетические скульптуры, интерактивные роботизированные инсталляции — все они одинаково далеки от завораживающих своими безупречными формами и холодным металлическим блеском созданий Криса. Его подход к творчеству как с технологической, так и с эмоциональной точки зрения очень трудно проассоциировать с искусством в привычном понимании этого слова. Тем не менее работы Криса пользуются популярностью в крупнейших галереях мира, заставляя зрителей остановиться, восхититься абсолютным совершенством форм и задуматься.

Кристоферу не импонирует ручная работа. Эмоциональности и непосредственности человеческого фактора он предпочитает безупречную точность промышленных технологий. Вместо того чтобы напрямую обращаться к чувствам зрителя, он апеллирует к интеллекту, вызывая восхищение научными и технологическими достижениями человечества. Его работы, названные сухими комбинациями букв и цифр, воспринимаются как продукт внеземных цивилизаций или устройства, прибывшие к нам из далекого будущего. С первого взгляда на них становится ясно: как любое произведение инженерного искусства, эти машины наделены серьезными функциями. Однако разгадать их обычному современному землянину не под силу.

Художник-многостаночник

Кристофер Басгейт не любит говорить о прошлом: родился, женился… Зато любит рассказывать, как годами учился работать на промышленных станках. Основные формы «существ» (так Крис называет свои работы) создаются при помощи фрезерных, токарных и сверлильных станков. В мастерской художника можно увидеть и уникальные станки, которые он изобрел сам. «Постройка новых станков заняла у меня немало времени, — рассказывает художник, — причем строил я их по большей части из интереса. И все же нередко возникают ситуации, когда вдруг оказывается, что инструментов, необходимых для реализации моего замысла, просто нет в природе. В таких случаях изобретение и постройка необходимого инструмента становятся ключевым этапом работы над конкретным произведением, то есть неотъемлемой частью творческого процесса».

Крис работает как на станках с ручным управлением, так и на компьютеризированных, с ЧПУ. Когда иной скульптор, повинуясь вдохновенному порыву, берет в руки молот, Кристофер Басгейт садится за компьютер и создает трехмерную модель будущей детали. «Использование станков с числовым программным управлением позволяет мне обрабатывать заготовки с точностью до микрометра, — говорит Крис, — такая точность недостижима ни для человеческого глаза, ни для человеческих рук».

Машинная точность изготовления отдельных деталей позволяет применять промышленные технологии для сборки готовых скульптур. К примеру, некоторые детали запрессовываются в корпус «существа» подобно подшипникам скольжения в двигателе автомобиля. Некоторые скульптуры собираются на винтах, в ряде случаев используются эпоксидные смолы. Специальное оборудование требуется для полировки готовых деталей и придания им необходимого цветового оттенка. Крис обжигает детали в печи для образования побежалости, использует порошковую окраску, применяет гальванопластику — метод нанесения металлического слоя на поверхность посредством электролитического осаждения.

Это только кажется, что управлять всеми этими промышленными машинами просто. Постройка одной скульптуры, как правило, занимает несколько недель. Сами станки, подобно скульпторам, удаляют лишний металл с заготовки постепенно, очень маленькими порциями, превращая твердый материал в стружку или пыль. Этот процесс может занимать сотни часов. Неделя уходит на полировку грубых деталей, их обезжиривание и подготовку к покраске. Еще неделю занимают собственно окраска, обжиг деталей для создания побежалости и окончательная сборка «существа». И это не считая долгих бессонных ночей, посвященных обдумыванию идеи, проработке дизайна будущей скульптуры, программированию станков.

Один шаг к промдизайну

«В моих работах нет иносказаний, аллегорий или цитат, — утверждает Кристофер Басгейт. — Вместо этого я предпочитаю создавать логичные и прагматичные объекты, несмотря на то что при работе над своими скульптурами всецело полагаюсь на собственные эмоции и инстинкты». Облик «существ», созданных Крисом, по большей части обусловлен применяемыми им технологиями. Машинное производство диктует определенную визуальную и эмоциональную сдержанность, строгость. Любая идея художника многократно трансформируется, проходя через различные стадии технологического процесса. Работы Криса — это не результат творчества без границ, как у других скульпторов, а компромисс между творческим порывом и технологическими ограничениями, которые приближают деятельность Басгейта к инженерному искусству или промышленному дизайну. Чтобы реализовать какую-либо эмоциональную идею, Крису приходится постоянно решать логические задачи. Нестандартные, остроумные решения для одной скульптуры могут ложиться в основу следующей, и так по цепочке. В конечном счете получается, что в «существах» Кристофера неразрывно и органично переплетаются эмоции и интеллект.

Из технологического процесса вытекает и еще одна уникальная особенность работ Кристофера Басгейта. Обычно неотъемлемым свойством любого произведения искусства считается его уникальность и неповторимость. Картина художника или изваяние скульптора подобны дереву, которое выросло на плодородной почве, повинуясь множеству непредсказуемых факторов: солнцу и ветру, дождю и снегу, теплу и холоду. Точно такому же дереву уже никогда не суждено появиться на свет. А вот работы Басгейта в теории можно повторить с точностью до микрометра. В теории — потому что в реальности художник еще ни разу так не делал. Возможно, как раз потому, что хочет остаться художником, а не превратиться в модного дизайнера интерьерных украшений.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2009).