Художнику Грегори Бразертону удается все, за что бы он ни взялся: от компьютерной графики до управления собственной галереей.
Сергей Апресов
Мифология Грегори Бразертона: галерея свинца
«Маятник» и «Обсерватория 1» Pendulum «Маятник» (2008) 119х33х23 см, сталь, линзы, планетарная передача, подшипники, долото отбойного молотка Observatory 1 «Обсерватория 1» 41х38х23 см, сталь, линзы, тиковое дерево, велосипедная звездочка, подшипники

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. За свою более чем двадцатилетнюю карьеру Грег Бразертон стал известен во всем мире как прекрасный дизайнер, художник, иллюстратор, компьютерный аниматор и скульптор. В его руках самые обычные вещи, будь то пылесос, миксер или автомобиль, превращаются в мифических существ, фантастическое оружие, таинственные предметы, изменяющие нашу повседневную действительность до неузнаваемости. От работ Грега веет пламенным героизмом — и одновременно металлическим холодом. Железной воле художника покорно подчиняются не только твердая сталь и мягкое дерево, но и античная грация, и древние сказания, и блеск современной поп-культуры.

Лиха беда начало

Грег Бразертон родился в 1968 году в Айове и с детства вел полукочевой образ жизни. Бóльшую часть времени он жил в штатах Юта и Колорадо. Интерес к технике проснулся в маленьком Грегори примерно в пять лет. Как и у многих детей, он выражался прежде всего в стремлении разбирать на части любую технику, которая попадется под руку. К 12 годам интересы Грега посерьезнели: он научился «разрабатывать полезные ископаемые» во дворе собственного дома с помощью самодельной взрывчатки. Надо отдать ему должное: в ходе экспериментов никто не пострадал.

Слева — Pendulum «Маятник» (2008). 119х33х23 см, сталь, линзы, планетарная передача, подшипники, долото отбойного молотка. Справа — Observatory 1 «Обсерватория 1». 41х38х23 см, сталь, линзы, тик, велосипедная звездочка, подшипники.

Видимо, увлечения молодого Бразертона шли вразрез с общепринятыми нормами поведения. К 16 годам он уже был исключен из самых разных муниципальных и частных учебных заведений. В итоге юному дарованию пришлось сдавать так называемый тест на общее образовательное развитие — экзамен, изначально придуманный для адаптации ветеранов Второй мировой войны к мирной жизни и дающий шанс на получение высшего образования лицам, оказавшимся неспособными закончить школу в силу тех или иных причин. С этим «альтернативным аттестатом» Бразертон поступил в Академию искусств Колорадо. Получив диплом в области графического дизайна, он стал успешным коммерческим художником и завоевал мировое признание. Работая с графикой, Грег никогда не переставал совершенствовать свое мастерство в качестве скульптора.

The migraine machine The migraine machine «Машина Для Мигрени» (2008). 38х28х28 см, сталь, тик, линзы, подшипники, шестерня от вертолета. «Машина для мигрени» представляет собой вращающуюся сферу с линзами в окнах, внутри которой на кресле пилота расположился несчастный человечек. Высокоточные подшипники позволяют сфере вращаться в одну сторону, в то время как кресло пилота вращается в другую. От этой бешеной карусели у человечка начинается мигрень, и он в отчаянии хватается руками за голову. В Migraine Machine Грегори Бразертон использовал не только холодный металл, но и дерево: нижняя палуба и «кабина пилота» выложены аккуратным паркетом из натурального тика — того самого, из которого делают палубы для лучших яхт мира. Кстати, характерный скорбный человечек с туловищем, похожим на панцирь насекомого, — один из любимых героев Грега. Его собратьев можно увидеть внутри «Маятника» (Pendulum) или в качестве заключенных в «Трех пленниках» (Three Prisoners).

«Мои работы — это продукт всепоглощающей маниакальной страсти создавать вещи, — говорит Грегори Бразертон. — Эти скульптуры представляют собой что-то вроде сумбурного беспорядочного коктейля из разных частей механической истории, представленной в сгущенных мрачных красках. Я стараюсь отыскивать героические образы в постоянно развивающейся всеобщей культурной саге. Эти идолы соединяют в себе древнюю мифологию и современную поп-культуру, наделяя повседневные объекты фантастическими, порой дьявольскими смыслами».

Macroscope Macroscope «Макроскоп» (2008). 76х79х31 см, сталь, тик, линзы, подшипники. Грегори Бразертон не стремится наделять свои работы готовыми запрограммированными смыслами, всегда оставляя значительный простор для творчества самому зрителю. Яркий тому пример — макроскоп. Как видно из названия, он предназначен для рассматривания макрообъектов, или же окружающего нас макромира. Художник применил в конструкции высокоточные подшипники, благодаря которым внешняя металлическая сфера и внутренняя деревянная сфера могут вращаться независимо друг от друга. В каждую из них встроены разные линзы. Подбирая разнообразные сочетания линз, зритель может наблюдать окружающие объекты в необычных ракурсах, формах, искажениях.

Галерея свинца

В настоящее время Грегори Бразертон вместе с женой и сыном живет и работает в Сан-Диего, штат Калифорния. Он продолжает рисовать и создавать необычные скульптуры. Кроме того, Бразертон руководит собственной галереей современного искусства Device, в которой собраны скульптуры и картины художников, близких по духу самому Грегу. Некоторые из них уже знакомы читателям «Популярной механики», например Кристофер Конте — скульптор-протезист или Джереми Майер — любитель разбирать старые печатные машинки и наделять их новой жизнью в форме диковинных существ.

Mercury 5000 Mercury 5000 «Меркурий 5000» (1998). 264х122х140 см, сварная сталь. Кроме кузнечных молотов всех мастей в арсенале Грегори Бразертона есть особый инструмент: «английское колесо». С его помощью искусные мастера придавали листовому металлу сложную трехмерную форму полтора века назад. Эта технология давно устарела, уступив место штамповке. В наши дни ею пользуются только художники и мастера по тюнингу мотоциклов: с помощью «английского колеса» можно выкатать крыло или бензобак самой причудливой формы. Станок представляет собой два колеса, расположенные напротив друг друга. Одно из них имеет форму диска, а другое — шара. Зазор между ними регулируется с высокой точностью. Когда мастер прокатывает лист между двух колес, металл становится тоньше и изгибается по линии проката. В арсенале мастера всегда имеется несколько шаровидных колес разного размера. «Английское колесо» позволяет Грегу создавать детали, с анатомической точностью воспроизводящие изгибы тела.

Тяжелый характер современной скульптуры диктуют сами материалы: это жесткая, местами грубая кованая сталь, безразличный безжизненный пластик и лишь изредка — живое дерево, практически всегда обрамленное холодным металлом. Смысловая тяжесть этих работ берет свои корни и в технологии их создания: ручная ковка, газовая сварка, резка металла — тут уж не до сантиментов. Однако и живопись, представленная в галерее Device, выполнена все в тех же мрачных красках. Центральное место в экспозиции занимают картины знаменитого Ганса Рудольфа Гигера, иконы современного сюрреализма. Мировое признание Гигер заслужил прежде всего как автор монстра из фильма «Чужой».

ERIS ERIS «Эрис» (2007). 122х91х122 см, сварная сталь.

Особое место в коллекции Бразертона занимают картины художника из России, Эдуарда Аниконова. Эдуард родился в 1966 году в Магнитогорске, городе тяжелой промышленности и металлургии. Его грубый, решительный, экспрессивный живописный стиль как нельзя лучше способен выразить всю тяжесть и грандиозность индустрии. Несмотря на то что работы художника по большей части экспонируются в США и Европе, Эдуард по‑прежнему живет и черпает вдохновение в родном городе.

Безусловно, в своей галерее Грегори и Эмми Бразертон собрали коллекцию работ товарищей по интересам. Далеко не все современное искусство выражает тоску по индустриальной механике, транслирует скептически-ироничное отношение к окружающему миру, предлагает задуматься о смерти, боли и тяжести жизни, погрузиться в красоту зла. И все же таких работ — талантливых, красивых, завораживающих — набралось на целую галерею. Не зря говорят: идеи витают в воздухе. И похоже, в воздухе, которым мы дышим, пока еще слишком много свинца.

De Soto rising De Soto rising «Возрождение Де Сото» (2007). 127х30х20 см, сталь, детали автомобиля De Soto Fireflite 1955. Величественный образ железной богини, восставшей из масляного бассейна, родился из частей старого автомобиля De Soto Fireflite 1955 года выпуска. Потрясающе красивый автомобиль был знаменит своими огромными хвостовыми «плавниками», как было модно в те времена в штатах. Вглядитесь в изящные линии тела богини: ее голова и шея сварены из передних частей крыльев авто, лицо обрамляет рамка фары, в плечах угадываются амортизаторы, а в качестве шейного украшения сверкает задний фонарь, когда-то венчавший тот самый «плавник». Масло, из которого выходит железная леди, — это не что иное, как деревянная подставка, покрытая глянцевым слоем черной акриловой краски. Величие мифической богини и глянец культового автомобиля поп-культуры 50-х — именно такое сочетание Грегори Бразертон считает основным лейтмотивом своего творчества.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2009).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.