Интересно, что рассказали бы нам растения и животные, если бы умели говорить? С помощью необычных технических приспособлений художник Дэвид Боуэн наделяет представителей флоры и фауны способностью общаться с окружающим миром на языке графики

Дэвид Боуэн убежден, что взаимодействие между индивидуумами создает жизнь. И в то же время необходимость такого взаимодействия продиктована самой жизнью. В своих работах художник стремится наделить их собственной волей. Машины создают свои собственные рисунки, реагируя особенным, только им ведомым способом на ветер или свет, поведение растений или животных, взаимодействуя с людьми или другими машинами. Чтобы творить, им уже не нужен сам Дэвид. Человек вмешивается лишь изредка, чтобы заменить сточившийся карандаш. Рисунки, созданные пожухшим кленовым листиком или творческим коллективом домашних мух, настолько необычны и интересны, что Дэвид с успехом продает их как самостоятельные произведения искусства и собирает из них целые выставки. И все же в большинстве случаев художник старается объяснить зрителям, как именно появляются на свет эти изображения. Это как раз тот случай, когда процесс оказывается гораздо интереснее, чем результат.

Легкость взаимодействия

В специальной прессе Дэвида Боуэна все еще нередко называют молодым художником: он завершил обучение в Университете Миннесоты в 2004 году, получив степень мастера изобразительных искусств. В детстве Дэвид любил разбирать попавшиеся под руку предметы, чтобы узнать, как они устроены. Повзрослев, он увлекся эстетической стороной машин и механизмов: его восхищало, насколько гармоничны их компоненты, форма которых всецело продиктована функциями. В университете Дэвид стал создавать кинетические скульптуры, работая в основном со сталью. Чтобы научиться оживлять свои работы и заставлять их двигаться, художник много времени проводил в инженерных классах.

Механизмы, которые создает Дэвид, отличаются разнообразием конструкционных материалов и ювелирным качеством изготовления. Многие из них столь изящны, что выглядят хрупкими. Поставленные перед ними задачи требуют деликатного исполнения. К примеру, для того чтобы машина реагировала на слабые дуновения ветерка и превращала их в движения грифеля, ее детали должны быть предельно легкими и гибкими. В композициях, демонстрирующих взаимодействие множества объектов, лишний вес также вредит. К примеру, 50 маленьких «роботов» из работы 50 Drones смогут оказывать гораздо большее влияние друг на друга, если будут легкими, а значит, их взаимодействие станет глубже, разнообразнее и интереснее. Создавая интерактивные инсталляции, Дэвид отказался от привычной ему стали в пользу алюминия и различных видов пластика. Легкие материалы позволяют машине деликатно взаимодействовать с представителями флоры и фауны, которых художник гармонично вплетает в свои работы, как на эстетическом уровне, так и на уровне функций и смыслов.

Коллективное бессознательное

Вся прелесть авангардного искусства заключается в том, что оно предоставляет зрителю не меньшую свободу творчества, чем художнику. Особые формы жизни, создаваемые Дэвидом Боуэном, оставляют больше вопросов, чем ответов. К примеру, Fly Drawing Device (что-то вроде «Устройства для рисования мухами») можно представить как кибернетический организм, в котором муха выполняет роль живого мозга, руководящего исполнительным механизмом для рисования. Однако муха действует неосознанно — значит, это не мозг. С другой стороны, в устройстве живет около 200 мух — чем не коллективный разум? Мухи не знают, что наделены способностью рисовать — значит, их произведения — проявление бессознательного. Сам Дэвид обожает играть с этими смыслами, отыскивая в своих работах все больше аналогий с окружающей действительностью и миром людей. «Самое интересное — это насколько похожими могут быть эти противоположные на первый взгляд системы, живая и механическая, — говорит художник. — Мы ожидаем от мух непредсказуемости, но конструкция устройства заставляет их действовать упорядоченно — идти на свет. От роботизированной руки мы, напротив, ожидаем предельно точных движений. Однако мягкий манипулятор сконструирован так, чтобы двигаться относительно беспорядочно. Итоговый результат взаимодействия совершенно непредсказуем».

Пожалуй, самый большой любитель понаблюдать за работами Боуэна — это сам Боуэн. Ведь, создавая рисующий механизм, Дэвид понятия не имеет, что получится в результате. Наблюдение за машиной и интерпретация ее действий могут занимать гораздо больше времени, нежели ее конструирование. К примеру, Growth Rendering Device (регистратор роста) один раз в сутки распечатывает на бумаге изображение растущего комнатного растения. Можете представить себе, сколько Дэвиду понадобилось времени, чтобы как минимум убедиться в том, что эта затея чего-то стоила. Зато теперь именно это устройство побуждает зрителей приходить на выставки Боуэна по нескольку раз, чтобы проследить за ростом киберцветка.

«Я создаю устройства и отпускаю их жить своей жизнью, — говорит Дэвид, — я устанавливаю phototropic drawing device («Фототропное рисующее устройство») в студии, и оно рисует. Я могу пойти на работу читать лекцию, и все это время оно будет рисовать. Пока я даю это интервью, sonar drawing device («Рисующее устройство со звуковым радаром») рассматривает посетителей и рисует в музее Твид в Миннесоте».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2009).