Наши друзья из «Эксмо» подготовили подборку самых интересных и неоднозначных романов о взлетах и падениях великих цивилизаций будущего.
Выдающаяся фантастика о взлетах, падениях и развитии цивилизации

Цивилизации, которые описываются в научной фантастике, могут быть самыми разными: человеческими и нечеловеческими, технологическими и биологическими, галактическими и межгалактическими. Однако все они переживают взлеты, развитие и, увы, нередко падение. На первый взгляд, это должно привести к некоторому однообразию цивилизаций, которые мы видим в фантастических произведениях. Но, вопреки всем ожиданиям, этого не происходит и многие авторы создают по‑настоящему уникальные и яркие версии обществ и культур будущего. Давайте посмотрим на несколько научно-фантастических произведений, классических и современных, в центре сюжетов которых — истории об эволюции целых цивилизаций.

Айзек Азимов «Академия»

Любой разговор о космических цивилизациях и галактических империях неизбежно начинается с обсуждения легендарного цикла Айзека Азимова «Академия». Цикл состоит из семи романов и рассказывает историю взлета и падения Галактической Империи, границы которой простираются на весь Млечный Путь. Направление, по которому движется в своем развитии Империя, жестко контролируется законами так называемой психоистории. Академия, которую основал гениальный математик Гэри Селдон, в соответствии с Великим Планом призвана в будущем стать центром возрождения цивилизации после неминуемого периода упадка. Великий План кажется абсолютно непогрешимым, но такова уж сущность человеческой природы, что даже самый гениальный ум во Вселенной не может предсказать, что, как и когда пойдет совсем не так, как это изначально задумывал мудрый основатель Академии.

Азимов не планировал создавать цикл или классический научно-фантастический роман. Первые книги «Академии» представляют из себя собрание рассказов и повестей, которые фантаст писал на протяжении многих лет. Впоследствии он объединил их в романы, и так появилась трилогия, которая сейчас называется «основной»: «Академия» (1951), «Академия и Империя» (1952), «Вторая Академия» (1953). В 1966 году «основная» трилогия удостоилась специальной премии «Хьюго» за «лучшую фантастическую серию всех времен».

Позднее Азимов написал продолжение трилогии: «Край Академии» (1982) и «Академия и Земля» (1986) — а также предысторию этого мира: «Прелюдия к Академии» (1988), «На пути к Академии» (1993). А после смерти фантаста его работа была продолжена другими писателями: Грегори Бенфордом, Грегом Биром и Дэвидом Брином. Считать ли их произведения частью «канона», каждый читатель может решить сам для себя.

Одной из причин, почему цикл Азимова настолько поразил воображение читателей, может быть тот факт, что при создании своего мира фантаст использовал в качестве источника вдохновения классическую работу британского историка Эдварда Гиббона «История упадка и разрушения Римской империи». Конечно, ставить знак равенства между двумя империями, Галактической и Римской, никак нельзя, однако путь, который проходят в своем развитии эти великие государства, во многом схож и одинаково грандиозен.

Клиффорд Саймак «Город»

Роман Клиффорда Саймака «Город» — еще одно произведение «золотого века» научной фантастики, которое обращается к теме взлета и падения цивилизаций. Примечательно, что создавался он в одно и то же время, что и «основная» трилогия «Академии» Азимова. Совпадения на этом не заканчиваются. Как и первые книги цикла Азимова, произведение Саймака, по сути, не является романом в привычном представлении. Это цикл, состоящий из девяти рассказов и авторского предисловия, объединенных в роман. В первом издании 1952 года роман включал в себя восемь рассказов, и только позднее, в 1973 году, Саймак добавил заключительный рассказ под названием «Эпилог», который полностью завершил историю этого мира.

Похоже, что Вторая мировая война и последовавшая за ней послевоенная эпоха, характеризующаяся постепенным нарастанием напряжения между Востоком и Западом, вызывала у фантастов схожие размышления о судьбах человеческих цивилизаций. Начав писать свой роман еще во время войны, Саймак задумал его как антимилитаристское произведение и своеобразную утопию. Своеобразной эта утопия получилась потому, что человеческая цивилизация такой, как мы ее знаем, в романе приближается к своему неизбежному закату, и Земля достается в наследство сначала цивилизации разумных псов, а затем и разумных муравьев.

Впрочем, несмотря на разнообразие биологических и технологических разумных видов, которые встречаются в этом романе (кроме людей, псов и муравьев, там есть и роботы, и гоблины из параллельных измерений, и многие другие), цивилизации, которые они строят, неотвратимо проходят цикл: зарождение-развитие-упадок. Меланхолическое настроение «Города» идеально описывается знаменитым афоризмом французской писательницы Мари де Рабютен-Шанталь: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак». Однако эта скрытая меланхолия только придает дополнительную глубину прекрасному роману, в котором вопреки пессимистичному ожиданию неизбежного конца каждой цивилизации прячется и робкая надежда на рождение и блистательный расцвет нового мира.

Нил Стивенсон «Семиевие»

Роман Нила Стивенсона «Семиевие» появился совсем недавно, в 2015 году, но уже успел привлечь внимание и критиков, и читателей и завоевать несколько престижных научно-фантастических премий. До этого Стивенсон прославился в основном как автор (пост)киберпанка, так что его обращение к космической тематике сначала в романе 2008 года «Анафем», а затем и в «Семиевии» стало некоторым сюрпризом для поклонников автора.

«Семиевие» описывает недалекое будущее, в котором Земле угрожает глобальная катастрофа. Чтобы обеспечить выживание человечества, всем государствам мира придется объединиться и совместными усилиями создать своеобразный ковчег, в котором смогут спастись избранные представители нашего вида. По первоначальному замыслу потомки выживших спустя века и тысячелетия должны будут возродить погибшую цивилизацию. Но, как всегда, все выглядит очень просто, пока оно остается лишь планом, а в реальности спасение человечества становится куда более сложной задачей.

Роман состоит из трех частей, каждую из которых можно читать как отдельную повесть, так что в структуре своего произведения Стивенсон следует традиции, заложенной Азимовым и Саймаком. Секрет чередующихся взлетов и падений, которыми определяется история человеческой цивилизации как на Земле, так и в космосе, скрыт автором в заглавии его произведения. Ведь оригинальное название романа «Seveneves» — это палиндром (т. е. оно читается одинаково и с начала, и с конца), чего, к сожалению, не удалось передать в русском переводе. Роман Стивенсона пронизан одновременно и ужасом от краха цивилизации, и благоговением перед рождением новой жизни. Человечество, столкнувшееся с катастрофой планетарного масштаба, находит в себе силы для безумного в отчаянности своей надежды рывка в космос, что, возможно, приводит нашу цивилизацию к упадку, но зато предотвращает ее полное уничтожение.

Адриан Чайковски «Дети времени»

Как и «Семиевие» Стивенсона, роман Адриана Чайковски «Дети времени» впервые был опубликован в 2015 году. Похоже, что все масштабные произведения о рождении и развитии цивилизаций склонны синхронизироваться во времени. В 2016 году роман Чайковски стал лауреатом премии имени Артура Кларка.

Человечество в мире, описываемом романом Чайковски, после безуспешных поисков в космосе «братьев по разуму» решает создать этих самых «братьев», или точнее «детей по разуму», самостоятельно. Группа ученых инициирует проект «Возвышение», в рамках которого было отобрано и терраформировано несколько планет. Эти планеты планировалось заселить обезьянами, зараженными специальным нановирусом, стимулирующим ускоренное развитие интеллекта, в результате чего во Вселенной появилось бы новые цивилизации разумных существ. Однако план не срабатывает, и вместо погибших еще на орбите обезьян все-таки попавший на планету вирус находит себе новых носителей — пауков. Но пока паучья цивилизация начинает стремительно развиваться, человечество переживает катастрофу, в результате которой горстка выживших на корабле-ковчеге направляется в сторону планеты пауков в надежде найти здесь новый дом. Намечается неизбежное столкновение двух видов — оно, впрочем, будем совсем не таким, как можно ожидать.

«Дети времени» Чайковски не только показывает параллельное развитие двух одновременно похожих и непохожих друг на друга цивилизаций, но и уделяет внимание множеству интересных деталей. Например, паукам в силу особенностей физиологии не доступны некоторые аспекты развития, через которые прошла человеческая цивилизация, так что они ищут собственный путь. А последние люди, запертые в ковчеге на время полета, которое измеряется сотнями лет, вынуждены выживать в очень ограниченном во всех смыслах пространстве. Конечно, арахнофобам при чтении этого романа придется несладко, однако потрясающее искусство, с которым Чайковски играючи сочетает в своем романе сразу несколько классических научно-фантастических концепций, определенно стоит того, чтобы попытаться перебороть свои страхи.

Ким Стэнли Робинсон «Марсианская трилогия»

Освоению Марса посвящено немало фантастических произведений, а одним из самых грандиозных и реалистичных смело можно назвать «Марсианскую трилогию» Кима Стэнли Робинсона. Цикл состоит из трех романов «Красный Марс» (1992), «Зеленый Марс» (1993), «Голубой Марс» (1996) и сборника рассказов и стихов «Марсиане» (1999).

«Марсианская трилогия» описывает процесс колонизации и терраформирования Красной планеты, который в общей сложности занимает более двухсот лет, попутно намечая и перспективы для дальнейшего развития человечества как на Земле и Марсе, так и на остальных планетах и их спутниках Солнечной системы. Это эпическое полотно, которое сочетает в себе сразу несколько жанров: и производственный роман, и утопию, и политический триллер, и семейную сагу. Робинсон обращает внимание на мельчайшие детали жизни колонистов, показывая, что строительство новой цивилизации зависит от многих факторов. Техника, биология, политика, социология, психология — все это очень подробно прорабатывается автором и становится основой для создания модели мира, который уверенно идет к своему расцвету.

За прошедшие почти тридцать лет с момента выхода первого романа цикла «Марсианская трилогия» превратилась в настоящую классику научной фантастики. Цикл при этом не потерял ни актуальность, ни научную достоверность, что, учитывая скорость прогресса в современном мире, очень впечатляющее достижение. Описанная в цикле картина зарождения и развития цивилизации на Марсе кажется весьма правдоподобной. И вполне вероятно, что когда человечество все же перестанет тратить свои силы на ссоры и склоки на Земле и соберется с духом, чтобы начать космическую экспансию, она будет выглядеть очень похоже на то, как повествует об этом «Марсианская трилогия» Робинсона.