Дым медленно поднимается вверх, ускоряется, перемешивается, его клубы закручиваются, формируя самый настоящей торнадо! Но зеваки и не думают расходиться, потому что смерч — не бушующая стихия, а работа американского художника Неда Канна, искусно воссоздающего природные явления.

Интерес к живой природе появился у Неда давным-давно и чуть не перерос в его основную профессию: Канн окончил Коннектикутский университет по специальности «Ботаника и охрана окружающей среды». Но, как и большинство людей, по профессии Нед не проработал ни дня: сразу после вуза в 1982 году он уехал из Мэнсфилда в Сан-Франциско, где устроился на работу в знаменитый научный музей «Эксплораториум». Там под руководством физика Фрэнка Оппенгеймера, младшего брата «отца атомной бомбы», он и начал карьеру художника и скульптора. Спустя 14 лет он отправился в самостоятельное плавание по миру искусства — и не зря. Канн сформировал собственный художественный почерк, столь характерный, что перепутать его работы с чьими-либо еще решительно невозможно. Сегодня студия Неда Канна расположена в пригороде Сан-Франциско — городке Севастополь, основанном русскими эмигрантами. Там скульптор разрабатывает схемы инсталляций, своим масштабом способных поразить даже весьма искушенного зрителя.

Смерч с доставкой на дом

Одна из наиболее знаковых работ художника — Tornado («Торнадо», 1990), в ней Нед постарался создать максимально реалистичную визуализацию природной стихии. Такого рода инсталляции требуют тщательной проработки и теоретической подготовки в области физики и аэродинамики: в ходе экспериментов Канн разместил дымовую машину, вентиляторы и воздушные обдувы так, чтобы пар из дымовой машины шел по заданной траектории. Результат превзошел все ожидания: управляемый торнадо выглядит как настоящий, но, в отличие от реальной стихии, инсталляция Канна абсолютно безопасна для окружающих, и каждый желающий может спокойно поместить внутрь воздушного кольца руку. Правда, в таком случае торнадо немного изменит геометрию: паровой столб чувствителен к любым воздушным потокам в помещении и тем более к посторонним предметам. Так или иначе, Неду удалось невозможное: построить скульптуру из воздуха.

Схожую идею, пусть и в упрощенном варианте, скульптор реализовал в работе Breathing Sky («Дышащее небо», 1995). На площадке крупного выставочного центра в Сан-Франциско Канн буквально утопил в пол дымовую машину, чтобы создать ощущение, будто пар валит из-под земли: скульптор хотел показать рисунок ветра, его постоянное изменение за счет мигрирующих воздушных потоков. И заодно дать прохожим возможность почувствовать, будто они стоят на вершине горы — в облаках или у кратера вулкана.

Торнадо-история получила продолжение в 2000 году, когда Канна пригласили в Ганновер оформить выставочный павильон одной немецкой компании. Архитектор спроектировал павильон таким образом, что люди внутри него перемещались по спирали, в центре которой Нед должен был разместить инсталляцию. Чтобы торнадо не подвергался влиянию внешних воздушных потоков, на потолке помещения скульптор установил воздушную турбину: с ее помощью управляемый смерч достигал шести метров в высоту!

Смерчи Канна относительно безопасны, но, когда речь заходит об огне, зрителей, как правило, стараются держать на безопасном расстоянии от инсталляций. В какой-то момент скульптор решил немного разнообразить свои торнадо и попробовал вместо водяных паров использовать керосиновые — так получился Fire Vortex («Огненный вихрь», 1997). Разумеется, в целях безопасности скульптура от зрителя ограждена, в остальном же принцип огненной работы идентичен паровому торнадо, разве что заметно превосходит его в зрелищности.

Зеркальные фасады

Нед Канн предпочитает условно делить свои скульптуры не по принципу работы, а по базовым ингредиентам. Например, «Огненный смерч», несмотря на схожесть с инсталляциями из пара, Канн определил в категорию «Свет», куда он отнес также работы с бликами и отражениями.

Одну из первых работ такого плана — Mirror array («Зеркальный массив») — скульптор создал при поддержке фонда Энди Уорхола. На первый взгляд в ней нет ничего удивительного: несколько десятков небольших зеркал, закрепленных на металлическом каркасе. Но Неду как никому известно, что скульптуру недостаточно построить, еще ее нужно правильно подать. Канн установил ее на берегу моря: каждый раз, когда волна набегает на песок, зеркала начинают переливаться отражениями воды.

Эксперименты с отражениями на этом не закончились. Одной из самых серьезных работ художника в этом стиле стал Glacial Facade («Ледниковый фасад», 2006). На этот раз в основу конструкции легли сотни полированных алюминиевых пластин, которые колеблются на ветру. Инсталляция была специально спроектирована для здания многоэтажной парковки в городе Иссеква, штат Вашингтон. Каждый раз, когда ветер колышет фасад, кажется, будто здание дышит. По задумке Канна, его работа визуально разгрузила монолитное строение и помогла ему слиться с природой. Когда фасад переливается бликами, создается впечатление, будто это не стена, а водная толща, по которой перемещаются легкие волны.

Интерактивные фасады — одно из ключевых направлений творчества Неда Канна. Первой ласточкой послужила работа для шестиэтажной парковки в Северной Каролине: Канн создал полотно из 80?000 алюминиевых пластин (Wind Veil, 2000), свободно перемещавшихся на ветру и создававших эффект волнения травы.

Следующим этапом стала совместная работа скульптора со швейцарским научным центром «Технорама», именем которого и названа работа Technorama Facade, 2001. Как и в случае с «Ледниковым фасадом», основой для инсталляции послужили алюминиевые пластины, которые меняли вид и положение в зависимости от наличия ветра и времени суток.

С тех пор похожие работы Канна можно встретить как в США, так и за их пределами. Например, Wind Portal («Ветряной портал», 2003), аналогичный по принципу действия, украшает аэропорт в Сан-Франциско, Turbulent Line («Вихревая линия», 2012) — аэропорт Брисбена в Австралии, Wind Arbor («Ветряной вал», 2011) расположен на здании отеля в Сингапуре. Все эти работы позволяют по‑иному взглянуть на оформление зданий и дать природе поучаствовать в формировании их облика.

Водная турбулентность

Торнадо и смерчи Неда Канна проявились еще в одной стихии — в воде. Первую «водяную» работу под названием Encircled Stream («Круговой поток», 1995) Нед создал, вдохновившись природными катаклизмами штата Вашингтон. Исторически так сложилось, что наводнения являются малоприятной, но неотъемлемой частью этого региона, и Канн предложил свое видение темы. Он спроектировал бассейн, в котором водный поток подается из нескольких отверстий по спирали, за счет чего образуется турбулентная воронка. Скульптура интерактивна: на приближение людей она реагирует усилением потока.

Несколько лет назад появилось логическое продолжение этой скульптуры — Rain Oculus («Дождевое око», 2011). Аналогичная турбулентная воронка, но диаметром целых 20 м, украшает тот же отель в Сингапуре, что и «Ветряной вал». Такая скульптура потребовала большого расхода воды, и тут скульптор пошел на инженерную хитрость. Инсталляция использует воду, которая собирается во время дождя: в фасаде здания предусмотрены специальные каналы. После прохождения через скульптуру вода очищается и поступает в систему гостиницы для технических нужд.

Экологический художник

Забота об окружающей среде — не просто часть имиджа Неда Канна. В каждой работе Нед старается обратить внимание не только на естественную красоту природы, но и на ее проблемы. Например, некоторые из его интерактивных фасадов сами снабжают себя энергией, причем совершенно безопасной в экологическом плане. Например, фасад офисного здания в Сан-Франциско (Firefly, 2012) представляет собой совокупность объединенных в единую цепь панелей. Днем они колеблются от ветра, причем энергия колебаний накапливается в аккумуляторах. Ночью же фасад подсвечивается LED-панелями, использующими накопленную энергию.

Не всякому удается придавать альтернативным источникам энергии столь изящный вид. Интересно, как выглядел бы ветрогенератор, разработанный севастопольским художником?

Усилия в песок

Tipping wall («Стена с отклонениями», 2011) На глухом фасаде градирни установлено 10?000 подвижных каналов для воды. Наклоняясь вправо или влево, каждый канал выливает воду в центр того, что под ним, — и так до самой земли.
Помимо огня, воды и воздуха Нед Канн экспериментирует и с четвертой природной стихией — землей. Некоторые его работы представляют собой рисунки на песке, правда, генерируемые стихией. Изображения создаются с помощью воздушных потоков (Subducted Landscapes, 2002) или стального диска с запаянным внутрь стеклянным резервуаром с песком (Avalanche, 2011). На примерах песчаных работ скульптор моделирует поведение лавы в жерле вулкана или, например, процесс схода лавины.

Есть у Неда и работы другого типа, например песчаная музыкальная шкатулка (Pebble Chime, 2006).

Она представляет собой большое лунообразное сито со встроенными внутрь металлофонными пластинками. Каждый раз, когда кто-нибудь бросает на «сито» песок или камешки, они, ссыпаясь вниз, издают мелодичные звуки, как в популярном музыкальном инструменте, рейнстике, который музыкант переворачивает, чтобы получить звук, напоминающий шум дождя.

Фото Имя: Нед Канн Год рождения: 1960 Место жительства: Севастополь, штат Калифорния, США Образование: Коннектикутский университет Род занятий: скульптор, дизайнер Творческое кредо: «Ищите вдохновение в природных процессах».

Статья «Природные явления Неда Канна» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2014).