Архитектура разговаривает на языке форм. Вообразите здание в виде сферы: известно, что эта фигура заключает в себе максимальный объем при наименьшей площади поверхности. Такой дом укажет на желание его создателей сэкономить материалы и свести к минимуму взаимодействие внутренней среды с внешним миром, сократить потоки энергии, проходящие через границы стен. Сделайте сферу кубом — это будет примерно то же самое, но с учетом удобства строительства и использования материалов. Живые биологические структуры редко сохраняют такую строгую геометрическую форму, запертую от мира. Представьте амебу, медузу или морскую звезду с их подвижными конечностями и неопределенными очертаниями. Вспомните тонкие щетинки фильтрующих организмов, которые улавливают в воде питательные вещества. Их форма зыбка и подвижна. Их поверхность невероятно сложна и динамически меняется, адаптируясь к изменчивой внешней среде. И если неживая архитектура устремлена к созданию неподвижного — каменного, деревянного, стального — панциря, заключающего в себе жизнь, то биологическая «архитектура» организмов сама является частью жизни.

«Астроцит» (2017) «Астроцит» (2017) Последний из прообразов «живой архитектуры» будущего — по выражению художника, «гармоничный рой насекомых»: каждая деталь вносит свой небольшой вклад в общую динамику всей огромной системы, которая реагирует на происходящее вокруг.

Живая архитектура

Уроженец Великобритании, Бизли получил образование в Канаде, так что в итоге окончательно осел в западном полушарии. «Изобразительному искусству я учился в Университете Куинс, технологиям — в Колледже Хамбер, архитектуре — в Университете Торонто», — говорит он. В Торонто Бизли вырос до мировой знаменитости: здесь он преподает, здесь работает в своей студии, где умудряется совмещать совершенно практические, реализованные в камне архитектурные проекты с созданием футуристических инсталляций и скульптур, которые раскрывают его представления о «живой архитектуре» будущего. Трудно сказать, что выходит лучше: художественные идеи Бизли получили весьма широкое признание, принесли ему массу престижных премий и создали имя. Но сначала был гилозоизм.

Наброски к инсталляции «Астроцит»

Некоторые философы еще в далекой древности задумывались над представлением об одушевленности всей материи, которая складывает наш мир. Они воображали, что вещество динамически меняется, повинуясь некоей скрытой в нем бессознательной воле — через нее как бы реализуется божественный замысел. Сегодня к гилозоизму трудно отнестись всерьез, однако наука и технологии нашего времени позволяют перевернуть его вектор в обратном направлении: с помощью «одушевленной» материи, которая способна реагировать и двигаться, реализовать уже собственный замысел, хотя бы архитектурный. Недаром самая знаменитая серия работ Филипа Бизли так и называется — гилозоистская.

Фрагмент инсталляции «Астроцит»

«Гилозоистская земля», с которой архитектор представлял Канаду на 12-й Венецианской архитектурной биеннале; «Сивилла», выставлявшаяся на 18-й биеннале в Сиднее; недавняя работа «Астроцит», созданная в прошлом году, — удостоенная множества наград серия «полуживых» объектов использует различные сенсоры и датчики, реагируя на окружение и на действия людей вокруг. Различить в них архитектурные сооружения будущего еще непросто, но некоторые ключевые концепции Филип Бизли представил именно в них. Это децентрализованная сетевая структура. Это подвижность не по команде единого центра, а за счет небольших локальных изменений. Это крошечные элементы, напоминающие фильтрующие органы некоторых животных и очищающие воздух вокруг. Это множество деталей, не построенных, а будто вызванных к жизни архитектором.

Создатель зданий

Как и положено всему живому, «гилозоистский» проект Бизли постоянно эволюционирует, становится все более динамичным и растет. Сложная и хрупкая структура «Гилозоистской почвы», созданная в 2007 году, реагировала волнами «дыхания» на движения и прикосновения зрителей. В 2010 году архитектор демонстрировал в Венеции «Гилозоистскую землю», которая фильтровала воздух. Появившаяся в 2017 году работа «Астроцит» уже практически обладает собственным метаболизмом. Акриловую структуру произвели с помощью 3D-печати так, чтобы расходовать минимальное количество материала. Структура сочетает детали из сплава с памятью формы, использует искусственный интеллект и почти что живет. Отдельные сосуды химических «протоклеток» взаимодействуют со средой — например, улавливая углекислый газ и фиксируя его в удобной форме карбонатов.

«Весна эпифитов» (2015) «Весна эпифитов» (2015) Интерактивная инсталляция, созданная для Китайской академии искусств, реагирует волнами света и звука на движения зрителей.

«Вся структура организована как сеть из множества пор и фильтров, образующих скопления, двигающиеся и действующие совместно, — объясняет Филип. — И если вы посмотрите на них снизу вверх, уплотните, то вы увидите крышу зданий будущего, со множеством дышащих пор. А если повернете набок, возможно, получится стена». Такая распределенная структура, по мнению художника, должна стать основой для живой архитектуры будущего: не обширные площади и толпы, а множество интерактивных пространств, подходящих для удобной жизни, комфортного взаимодействия и общения людей. Как и у всего живого, их зыбкие и подвижные границы адаптируются под внешние условия и под людей, в симбиозе с которыми существует вся эта структура.

«Астроцит» (2017) «Астроцит» (2017) Массив заполненных реагентами химических сосудов подвешен внутри сложной 3D-печатной структуры, создавая в ней «островки жизни».

Такое сооружение можно сравнить с живой клеткой, которая постоянно меняется благодаря активному подвижному цитоскелету и поддерживает непрерывный обмен веществом и энергией с окружающим пространством. В представлении Бизли, этот обмен позволит зданиям будущего не только чистить воздух для людей, но и улавливать из него влагу, вырабатывать энергию, следить за собственным состоянием, самостоятельно восстанавливать повреждения и просто расти. В его инсталляциях энергию для движения могут поставлять простейшие устройства вроде электрохимических ячеек. В будущем ее можно будет собирать в том числе и от людей, их движений и тепла — в качестве нашего ответного вклада в странный симбиоз человека и дома.

Говоря о Филипе Бизли, мы ушли довольно далеко от условных сфер и кубов, придя к будущим формам новой архитектуры — распределенным, интерактивным, гибким и подвижным. И если каждая архитектурная концепция — это высказывание, выражение представлений об идеальной для человека среде и его месте в ней, то это высказывание несет довольно непривычные образы. Дом как крепость и как панцирь плотно закрытых границ сменяется домом-организмом, «живым» продуктом разумного замысла людей, похожим на растущее любопытное существо, которое не запирается от мира, а открывается ему и взаимодействует с ним.


Филип Бизли, Торонто (Канада)

Образование: университет Куинс (искусство), Университет Торонто (архитектура). Работа: профессор архитектуры Университета Ватерлоо, основатель и глава Philip Beesley Architect Inc., Living Architecture Systems Group.


Статья «Одушевленная материя Филипа Бизли» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2018).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.