В соцсетях интронизацию римского папы Франциска в 2013 году сравнивали с возведением в сан его предшественника Бенедикта XVI семью годами ранее. И дело не в тонкостях католицизма: снимки последней церемонии светятся целым морем огоньков — в отличие от предыдущей, на которой толпа выглядит темной и молчаливой. За время, разделяющее эти два события, произошла революция в доступности смартфонов и мобильного интернета. Пассивные зрители превратились в вездесущих операторов — и у каждого в руках светится экран.
Роман Фишман

Среди множества талантов Даана Розегаарде важное место занимает наблюдательность. Она заставляет его замечать даже самые обычные вещи, на которые мы редко обращаем внимание. А воображение художника позволяет рассмотреть за ними новые возможности для будущего. Ну кому не знакомы звезды и планеты из фосфоресцирующей пластмассы, которыми украшают детские комнаты и спальни? Присмотревшись к ним, Даан задумался: «Что за удивительный светильник — не требующий питания, да и просто красивый?» Нужного эффекта добиваются, добавляя в пластик фосфоресцирующие компоненты. Сегодня они вполне безопасны и изготавливаются на основе алюминатов щелочноземельных металлов. Но почему бы не использовать их шире — внедрять в стены домов, в уличную разметку, в столбы и мосты?

Об идее узнал глава крупной строительной компании Heijmans, вынужденной постоянно искать инновации, чтобы противостоять усиливающейся конкуренции со стороны китайских корпораций. Так Даан Розегаарде стал работать над созданием светящейся в темноте краски для улиц. И когда работники Европейского фонда Ван Гога выбирали проекты, которыми стоило бы отметить 125-летие смерти художника, этот фосфоресцентный состав оказался весьма кстати. Участок дороги, соединяющей Эйндховен с городком Нейнен, где Ван Гог жил и работал несколько лет, превратился в «звездный путь», напоминающий об одной из его самых знаменитых картин. А для самого Даана Розегаарде сияющая дорога стала визитной карточкой.

Van Gogh Path, 2012–2015. Прототип интерактивных дорог будущего Van Gogh Path, 2012−2015. Прототип интерактивных дорог будущего
Даан Розегаарде, архитектор: «Хотелось создать место, в котором опыт переживается не так, как везде, а через технику и личные эмоции — это я называю технопоэзией».

Коллективный интерактив

«Это вопрос не столько технологии, сколько идеологии, — говорит Даан. — Вопрос о том, как очеловечить окружающие нас пространства, заставить их реагировать на наше поведение, эмоции». Одним из таких исследований художника стала инсталляция Dune — сплетение оптоволоконных нитей разной высоты, светодиодов и датчиков, микрофонов и динамиков. Объединенные в интерактивную сеть, они живо реагируют, дрожа, издавая звуки и перемигиваясь, на происходящее вокруг, на движение и прикосновение. 100-метровая версия Dune демонстрировалась в подземном переходе Сиднея, а 60-метровую и сегодня можно увидеть на набережной Роттердама.

Сиднейскую работу художник считает особенно показательной. Неприглядный, длинный и мрачный пешеходный тоннель внезапно преобразился и стал одной из самых популярных достопримечательностей города, куда приезжали новобрачные, чтобы сделать памятные снимки. По словам Даана, это настоящая технопоэзия, создание новых эмоций с использованием со-временных технологий и изменение пространства, в котором мы живем. Кстати, от единоличного авторства «техностихотворений» художник отказывается, стараясь напоминать и о других участниках проекта — инженерах, программистах, электриках: «Если вы хотите сделать нечто значительное, вы больше не можете быть эдаким гениальным одиночкой, который сидит где-то высоко в башне. Сегодня творчество — это командная работа».

Dune, 2006–2012. Интерактивный ландшафт для городских улиц Dune, 2006−2012. Интерактивный ландшафт для городских улиц
Даан Розегаарде: «Новобрачные стали сниматься на этом фоне и присылать фотографии нам в студию. Это, конечно, китч, но главное, что мы сумели полностью переменить эмоциональное переживание этого ландшафта».

Технологическое бесстрашие

В команде с физиками Даан увлекся другой темой — «умными» материалами, которые контролируемо меняют полезные свойства в зависимости от внешних условий. Они могут, например, принимать ту или иную форму при изменении температуры, менять цвет с подачей слабого тока… Легко заметить, что и здесь Розегаарде обращается к проектированию интерактивного пространства будущего. Его проект Intimacy — белое и черное платья, меняющие прозрачность в зависимости от частоты сердцебиения носительницы, — заставляет привычную, инертную оболочку стать живой, реагирующей. «Это как цифровая «гусиная кожа»», — добавляет художник.

«Что касается технологий, тут Даан абсолютно бесстрашен», — сказал в интервью Wired Луис Фреско, который работал с Розегаарде над рядом проектов. Осваивая свое — и наше — будущее и его интерактивные ландшафты, художник устраивает лазерные инсталляции и манипулирует пульверизаторами, распыляющими туманные облака. И конечно, совместно с Heijmans он продолжает проект «умных» хайвеев, частью которого должна стать фосфоресцирующая разметка, светящаяся в темноте не меньше восьми часов, меняющаяся в зависимости от погодных условий, отображающая предупреждающие знаки и сообщения. Первые экспериментальные участки такой трассы уже проходят опытную эксплуатацию в Нидерландах. По ним можно проехать, почувствовав себя в том самом интерактивном пространстве будущего в версии Даана Розегаарде.

Smog  Free Tower, 2013–2017. Башня, очищающая воздух в мегаполисе Smog Free Tower, 2013−2017. Башня, очищающая воздух в мегаполисе
Даан Розегаарде: «Еще несколько лет назад ничего подобного и случиться не могло. Китайское правительство долго отрицало проблему смога в Пекине. Теперь оно развернуло со смогом целую войну, и я рад быть частью этой стратегии».

Чистые башни

Конечно, говоря о будущем, современный художник не может не упоминать о бережном отношении к окружающей среде. И этот образ из во-ображения Даана Розегаарде понемногу воплощается в жизнь. Работа над проектом Smog Free началась еще в 2013 году, хотя публике сооружение было показано только несколько лет спустя. Семиметровая башня, покрытая подвижными металлическими лепестками, работает как гигантский очиститель воздуха, пропуская его через себя и заставляя частицы пыли и смога оседать на фильтре за счет электростатического притяжения. Даан Розегаарде и его команда уверяют, что городской воздух, пройдя через башню, становится на 55% чище, причем за час сооружение успевает переработать около 30 тыс. кубометров.

Необходимые устройству 1170 Вт энергии поставляют ветрогенераторы, а угольная сажа прессуется в кольца, которые продаются по 250 евро за штуку. Проект настолько понравился чиновникам китайского министерства по защите окружающей среды, что осенью 2016 года башня Smog Free была доставлена в Пекин, а в 2017-м «гастролировала» по другим городам КНР. Тем временем в Нидерландах планируется возвести целую сеть Smog Free: интерес к проекту проявила компания Ofo, предоставляющая прокат городских велосипедов. Возможно, их дополнят байки, которые будут удалять частицы смога из воздуха. Как показывает история Розегаарде, интерактивные ландшафты чистого будущего становятся реальностью быстрее, чем кажется.

Статья «Интерактивные пространства Даана Розегаарде» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2017).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.