РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джерард Гир: скульптура из костей животных

Произведения австралийского художника то и дело вызывают вопросы местного Департамента окружающей среды. Готовые к отправке на выставку или очередному коллекционеру за рубеж, скелеты странных животных заставляют чиновников задуматься, разрешены ли к вывозу эти невиданные камни и кости – то ли «краснокнижные», то ли инопланетные.
Тэги:
Джерард Гир: скульптура из костей животных

Джерард Гир считает, что любовь к костям животных у него с детства. Скелет образует  каркас всей нашей органической машинерии: «Как и всякому любознательному ребенку, мне не терпелось узнать, как же это все устроено, – рассказывает художник. – Я собирал кости, проводил часы, разглядывая их, играя и стараясь узнать получше». Однако для того, чтобы на свет появились «костяные скульптуры», понадобилось еще много лет и одна маленькая трагедия.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Ехидна (2014 год)
Скелет ехидны

На обочине

Когда-то родители будущего художника спасли малыша-опоссума, который сидел на дороге у тела своей матери, сбитой автомобилем. Сумчатая пушистая Жасмин стала любимицей всей семьи и прожила долго, однако в 2005 году ее задрала уличная кошка. «Мне захотелось создать что-нибудь прекрасное из тех костей, которые от нее остались, – вспоминает Джерард. – Как бы отдать дань памяти, и это стало мощной движущей силой для творчества». Вдохновленный этой силой – и большим впечатлением, которое скульптура произвела на домашних, – Джерард всерьез увлекся таксидермией и «костяной скульптурой».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Ленивец (2014 год)
Череп вомбата с пером страуса на подставке из бронзы и эвкалипта
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Материал находился тут и там на обочинах – те же сбитые водителями животные, ставшие ненужным прахом, но под рукой художника превращавшиеся в нечто совершенно новое и необычное. «Использование костей в работе изменило мое восприятие этих тел, – объясняет Гир, – я перестал видеть в них лишь то, от чего стоит побыстрее отвернуться». Вскоре соседи стали приносить Джерарду и своих умерших домашних питомцев, хотя сам он все равно отдавал предпочтение собственноручно добытым скелетам – по его словам, история и обстоятельства находки становятся важной составной частью духа будущей скульптуры.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Карьера автора необычных скульптур развивалась быстро. Страницы в Instagram и Facebook, на которых Джерард Гир делился снимками своих работ, стали вирусными в Сети. Понемногу появились и заказчики, готовые их приобрести. Однако в 2013 году, когда художник попытался переслать такое отправление, Департамент окружающей среды и сырьевой промышленности (DEPI) проинформировал его о необходимости получить официальное разрешение на то, чтобы останки австралийского животного пересекли границу страны.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дело мастера

«Парой недель спустя ко мне домой заявились двое сотрудников DEPI. Они принесли с собой распечатки моих произведений, которые я выкладывал онлайн», – вспоминает Джерард Гир. Чиновники показали ему и подписи, в которых художник пояснял, из костей каких именно зверей собрана необычная скульптура, где и как они были получены. Оказалось, что дело уже возбуждено, и хотя непреднамеренность нарушения очевидна, последствия могут оказаться самыми серьезными: штраф до 50 000 долларов и несколько лет заключения. Чиновники, правда, предложили выход: срочно избавиться от всех скульптур и всех животных останков.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Стая медуз (2015 год)
Мелкие кости животных на основе из американского дуба

Дело в том, что начиная с 1950-х в Австралии и отдельно в разных ее провинциях была принята целая серия законов, направленных на сохранение уникальной и хрупкой природы континента. В частности, действуют весьма строгие правила на ввоз животных и растений в страну и вывоз ее коренных обитателей за границу. Ограничены и права владения ими, живыми или мертвыми. «Все происходившее тогда я помню очень живо, – рассказывает Джерард. – Я был абсолютно раздавлен необходимостью уничтожить вещи, с которыми чувствовал сильную эмоциональную связь, которые любил».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Соединенные крысы (2016 год)
Скелеты крыс на подставке из эвкалипта
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Художник решил бороться и обратился к адвокатам австралийского Arts Law Centre. «Было бы большим разочарованием получить максимальное наказание в случае, когда артист не нанес ущерба ни одному животному, не ловил их, не убивал», – сказала по этому поводу ведущий юрист Arts Law Centre Делвин Эверальд. История получила широкое освещение в местной прессе, и уже через несколько недель на Гира снова вышли чиновники DEPI, сообщив, что готовы в данном случае сделать «небольшое исключение». Ему разрешили оставить уже собранные кости и готовые работы, но не передавать их за рубеж без получения разрешения и впредь законов не нарушать. В том числе прекратить и поиски новых материалов вдоль дорог.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Следы невиданных

На то, чтобы прийти в себя после всех этих перипетий, у Джерарда ушло около года. Однако нет худа без добра, и за это время он нашел неожиданный, по-настоящему художественный выход из ситуации, в которую попал из-за чиновников DEPI. В работах этого периода заметен резкий переход от попыток скопировать и воспроизвести настоящих жителей Австралии к созданию образов странных, изысканных вымышленных существ. Используя кости животных, широко распространенных по всему миру и не вызывающих интереса у агентов DEPI, Гир собирает из них новых созданий, которые сохраняют лишь дух экзотической австралийской фауны.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Жадеит Венеры (2016 год)
Череп верветки, покрытый кристаллами, на подставке из меди и американского дуба под стеклянным колпаком

«Перевести те же идеи и чувства в работы с ненативными для Австралии животными оказалось трудно, – говорит Джерард. – Это заставило меня подойти к делу более методично, потратить немало времени на улучшение своего мастерства и приобретение дополнительных знаний по анатомии. В конечном итоге я начал использовать совсем некрупные виды животных и мелкие кости, которые сделали скульптуры более утонченными». С этой точки зрения юридический казус оказался благом и помог художнику найти собственный новый стиль. Спустя несколько лет стиль этот стал популярным не только у зрителей и чиновников DEPI.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Джерард Гир, Австралия
«Общаться с людьми, которые наживаются, разрушая окружающую среду, – это последнее, что может прийти мне в голову».

С прошлого года Джерард Гир ведет регулярные мастер-классы, и свободных мест на них не бывает. Как ни странно, почти все его ученики – женщины, которым, по мнению художника, ближе и понятнее красота животной анатомии. Но и на этих занятиях то и дело возникают вопросы, связанные с законом. Только теперь Джерард их приветствует: «Люди интересуются, где и как я получил исходные материалы и насколько это легально, – и начинается разговор, который позволяет обсудить то влияние, которое мы оказываем на животный мир и природу вообще». В конце концов, и самого художника, и DEPI волнует одно общее дело – сохранение нашей планеты, изрядно потрепанной людьми.

Загрузка статьи...