Федерико Урибе: потрясающие скульптуры из гильз и проводов

Федерико Урибе: потрясающие скульптуры из гильз и проводов

Художник Федерико Урибе родился и вырос в Колумбии — стране, где десятилетиями продолжалась гражданская война, развязанная наркомафией против целого государства. Неудивительно, что самые известные его работы сделаны из стреляных гильз и патронов.

Федерико Урибе родился в 1962 году и покинул родину еще 26-летним, жил в Нью-Йорке и учился у крупнейшего уругвайского художника-концептуалиста Луиса Камнитцера, а позже осел в Майами и активно участвовал в местной культурной жизни. За его плечами — десятки групповых и персональных выставок в США, Испании, Италии и Мексике, поиски и переосмысление собственного стиля. Поиски, которые заставили его овладеть всеми видами «красок», от масла до электрических проводов и соломинок для коктейлей, от обломков цветных карандашей до дверных ключей.

center
Мыслитель
2012 год, провода на холсте, 182 х 121 х 10 см. Серия «Связанные проводами».

В палитру Федерико Урибе может попасть любой обыкновенный предмет, знакомый каждому в глобализованном мире начала XXI века. Предмет, который слишком привычен для того, чтобы мы сами обратили на него внимание или выделили на общем фоне. «Я работаю с теми вещами, которые меня завораживают, — говорит художник. — Как правило, они попадают ко мне в студию совершенно случайно. Я отбираю их за пластичность: не слишком важно, что это именно, какова его функция. Но важно, как это выглядит».

«Насколько могу, я стараюсь уважать материал, с которым работаю, сохранять условия его «естественного» существования, — продолжает Федерико. — В таких вещах тоже есть своя красота, и ее нужно почитать». Подобные высказывания заставляют критиков выдумывать для проектов Урибе разные названия — то «карандашное искусство», то «патронное»; сам художник считает, что заниматься классификациями — дело неблагодарное. Кажется, он всего лишь борется с внутренним гневом, стараясь направить его в мирное русло искусства. Это нелегкая, жестокая схватка, и в ход может пойти любой попавшийся под руку предмет.

Управление гневом

Так появляются картины, составленные из вещей, без единого мазка кистью. Скульптуры, собранные из резинок для детских сосок или шнурков. Масштабная инсталляция из кроссовок Nike. Коллажи, сложенные с большой тщательностью (детальный, долгий и кропотливый подход художник называет одной из основ своей работы) и, по словам Федерико, без слишком глубоких подтекстов. «У меня просто есть надежда, — говорит Урибе, — что люди, которые будут смотреть на мои работы, почувствуют, сколько усилий и сколько любви я вложил в то, чтобы в них проявилась красота».

«Я родился в воюющей стране… Скрытое насилие есть во всем, чем я занимаюсь. Но работа делает меня более миролюбивым».

«Если в вас что-то зашевелилось, хорошо. Если вы улыбнулись, еще лучше, — объясняет он. — Если вы задумались, то думаете вы наверняка не о том, о чем думал я». По словам художника, ему важнее передать это бережное чувство красоты, чем какую-то определенную или сложную мысль. И похоже, что тщательная работа по передаче этого ощущения в материале дается ему нелегко: уж слишком глубоко в нем сидят тревожные переживания колумбийского прошлого. «Я родился в воюющей стране (…) Смерть всегда была где-то рядом, — рассказывал Урибе в одном из интервью. — Думаю, в какой-то своей части я достаточно злой человек. Скрытое насилие есть во всем, чем я занимаюсь. Но думаю, что работа делает меня более миролюбивым».

«Друзья иногда подшучивают, мол, «мой дедушка умер, как раз оставив мне 10 000 мячиков для гольфа. Тебе ведь пригодятся?»»

Федерико не скрывает, что творчество позволяет ему сублимировать «внутреннюю энергию гнева». И зритель чувствует эту скрытую угрозу — недаром среди самых известных его проектов числятся сразу несколько серий работ, изготовленных из отработанных гильз и пуль, которые он приобретает оптом у колумбийской компании-скупщика цветных металлов. «Стреляные» животные исполняют роль почти магическую — превращение предметов, несущих гибель, в источник новой красоты. В центре этой метаморфозы остается фигура самого художника: «Все они — практически мои психологические портреты», — подчеркивает он.

Магический реализм

В родной Боготе Урибе получил университетское образование профессионального художника. И если от традиционных красок и техник живописи он впоследствии отказался, то Колумбия (и шире — Латинская Америка) сохраняется в его работах на протяжении многих лет. В работах Урибе находят влияние концептуального искусства, дадаизма и поп-арта. Некоторые его картины из проволоки сравнивают с работами Фриды Кало, скульптуры из карандашей — с произведениями Сера и других импрессионистов. Но по-настоящему живыми их делает все-таки латиноамериканская нотка магического реализма.

Впечатляющим примером этому может служить представленная Урибе в 2013 году выставка «Река фантазии» — три обширных зала в Музее Гудзон-ривер, в которых из обычных предметов были собраны целые диорамы. Кусты из садовых лопаток, бобры из карандашей, аллигаторы из обуви — «Люди убивают животных, чтобы изготовить обувь — я разрушаю обувь, чтобы воссоздать животное». Громадное солнце из сотен ярко-желтых кроссовок и тигр из 45 000 гильз разного калибра. «Этого тигра убивали тысячи и тысячи раз», — загадочно пояснял Федерико.

Леопард
Леопард
2015 год, гильзы, 152 х 112 х 76 см. Без серии.

Родиной магического реализма — художественного переплетения обычных событий, явлений и вещей с такими, в которые трудно поверить — считается именно Колумбия. В произведениях Федерико Урибе он играет главнейшую роль, запуская ту трансформацию, которая превращает обычные канцелярские скрепки в произведения искусства, орудия убийства — в источник красоты, а гнев — во вдохновение. Художник описывает это переживание как катарсис или действительно как победу: «Лучший момент — это когда завершаешь работу, — говорит он, — особенно если она была нелегкой».

Статья «Война и мир Федерико Урибе» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2017).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.