Дмитрий Морозов: российский мастер, рисующий звуком

Дмитрий Морозов: российский мастер, рисующий звуком

Обозреватели и критики называют его медиахудожником, электронным музыкантом и «создателем необычно звучащих механизмов». Но все это — о форме его работ, настоящим содержанием которых можно назвать мысли о будущем и об искусстве наступающего времени.

Зимой 2015 года в музее современного искусства «Гараж» были безжалостно уничтожены несколько десятков смартфонов, сотни наушников и зажигалок — ровным счетом 1574 предмета, которые нашлись в карманах посетителей и отправились под 10-тонный гидравлический пресс. По задумке Дмитрия Морозова, автора инсталляции Oil, зритель сам должен был пожертвовать чем-то, любым предметом, получив взамен лишь 20-минутную запись того болезненного треска, который сопровождал гибель вещи под давлением. Звук, пропитанный душевными муками опытного потребителя или простым человеческим сожалением по утрате. Тем неуловимым, что остается от вещи, когда мы ее теряем, или от истории — после того, как она закончилась и наступило будущее.

RED RED Инсталляция стала итогом сотрудничества с НИИ «Прометей». Звук в ней появляется практически из хлама — из сложно организованной системы, в которой соединяются гибкая линза Френеля и старый привод CD-ROM, светопреломляющий кристалл и сканер.

Модель для сборки

Все началось с обычной футурологии. Еще школьником Дмитрий услышал радиопередачу «Модель для сборки» — программу, неспроста получившую настоящий культовый статус. Было это в 2000 году, ведущий зачитывал «Футурологический конгресс» Станислава Лема под аккомпанемент мягкой электронной музыки. В этот момент будущего художника словно ударило большой и теплой молнией: «С тех пор я занялся электронной музыкой, стал любить фантастику», — вспоминает он. И хотя сегодня научно-фантастические романы уже не в такой чести, сама она никуда не делась, преобразившись в новую моду последних лет, футурологию.

Дмитрий считает, что раз уж столь многое из описанного Лемом и его последователями сбылось, то и к современным футурологам стоит прислушаться со всей серьезностью. Технологическая сингулярность и права роботов, усовершенствование тела и развитие нейроинтерфейсов — из этих смелых, но нечетких линий проступают картины жизни в ближайшем (и не очень) будущем. Но вот искусство обычно выпадает из рассуждений футурологов. Это поле остается свободным, и на нем пробует свои силы медиахудожник, прислушиваясь уже не к чужим прогнозам, а к логике звучания самих вещей.

Divider Divider Светомузыкальная инсталляция из семи красных лазеров, закрепленных горизонтально на стенной панели. Вращающиеся лопасти компьютерных кулеров блокируют их лучи, создавая ритмичную пульсацию излучения. Его улавливают фотоэлементы, а компьютер превращает в звуковую композицию, содержание которой определяется семью «световыми» переменными.

Магнитофонная пленка с аудиодорожкой «Футурологического конгресса» вытягивается в перекрещивающиеся линии дорог, по которым ползает робот-машинка. Пара магнитных головок на ее днище считывает звук, который тут же воспроизводится через динамик. Микроконтроллер Arduino Uno управляет парой электромоторов. Зритель волен сам контролировать движение машинки с помощью джойстика, переезжая с одной истории о будущем на другую, в строгой очередности или в полном беспорядке, из которого так часто рождается нечто красивое.

Эстетика ошибок

Но эта «магнитофонная» инсталляция PZR-10 появилась намного позже. Прежде Дмитрий закончил РГГУ и стал активно пробовать свои силы в электронной музыке с ее множеством странных инструментов и «примочек». Подыскивая подходящие, он купил гитарную педаль, перепаянную владельцем так грубо, что она уже вовсе не нуждалась ни в какой электрогитаре, издавая ни на что не похожие звуки сама по себе. По словам продавца, это получилось совершенно случайно, после нескольких сделанных наугад «доработок» паяльником. «Меня тогда это дико вдохновило», — признается Дмитрий.

Волна - моя природа Волна — моя природа Интерактивная кинетическая, аудиовизуальная инсталляция, вдохновленная физической концепцией корпускулярно-волнового дуализма. Звуковые и световые волны здесь проявляются в виде быстрых «частиц», реагирующих на присутствие и движения зрителя.

Так же, наугад, начал действовать и он, перебирая дешевые китайские игрушки, переделывая встроенные в них звуковые модули, стараясь добиться такого странного звука, какого еще не звучало нигде. Постепенно к таким поделкам присоединялись приборы и устройства все более сложные, и у каждого — даже никак не приспособленного к тому, чтобы издавать звуки — обнаруживалась скрытая музыка. Соединяясь друг с другом в электронно-механические химеры, музыкальные инструменты Дмитрия Морозова звучат действительно странно, создавая музыку почти из ничего. Из мозговых волн слушателя или татуировки на руке художника, из неровностей минерала или телодвижений, из данных сейсмического мониторинга или количества частиц фоновой радиации. Его инструменты звучат достаточно необычно для того, чтобы появляться в записях таких известных исполнителей, как Aphex Twin и Кози Фанни Тутти из Throbbing Gristle. Они реагируют на случайный информационный шум, на флуктуации, на ошибки, оставляя возможность самому слушателю (или зрителю) выловить гармонию в этом непрерывном потоке. «Электронный нос» Digioxide Дмитрий оснастил химическими датчиками, которые чутко улавливают различные загрязнения в московском воздухе. Компьютер обрабатывает эти данные, превращая «химический отпечаток» атмосферы в набор цветных пятен, абстрактную картину, которая выводится на мобильный принтер; отпечаток оказывается тем ярче и полнее, чем грязнее воздух вокруг. Так, разобрав по нотам любое серое явление, «взломав» любой обычный предмет, можно найти в нем и цвет, и музыку.

Звуковое хакерство

Основоположником звукового электронного кинетического искусства считается американец Рид Газала. Но в самом соединении движения и света, звука и электричества у российских художников настоящий приоритет, берущий начало еще от авангарда. В 2015 году Дмитрию удалось «подключиться» к этому истоку, сотрудничая с известным казанским НИИ Экспериментальной эстетики «Прометей», само название которого напоминает об экспериментальной музыкальной поэме Александра Скрябина, написанной еще в 1911 году. Опыты Скрябина, Кандинского и Льва Термена нашли продолжение в концепции «звукового хакерства», которую развивает художник сегодня. «Это намеренная ломка, переосмысление предмета культурного потребления, — пояснил Дмитрий в одном из интервью. — То, что люди обычно выбрасывают после использования, то, что пришло со временем в негодность… становится источником чего-то нового».

RA RA Проигрыватель, использующий лазер для сканирования неровностей на поверхности редких кристаллов пирита с радиально расходящимися лучами. Принцип тот же, что и у иглы, которая движется по неровной поверхности виниловой пластинки. Единственное известное месторождение таких кристаллов — «пиритовых долларов» — находится в Иллинойсе, они датируются возрастом 300 млн лет.

Вселенский разум

Последний ключ к идеям Морозова дает проект Silence Lies, реализованный для фестиваля «Архстояние». По всей выставочной территории были скрыты радиопередатчики, работавшие на частоте 99 МГц. Настроившись на нее и гуляя по выставке, слушатели могли получать то здесь, то там неожиданные аудиопослания, как бы вскрывающие еще один «подслой звука», невидимо существующий вокруг нас. «Очевидно существующий, — подчеркивает художник, — но явный лишь для того, кто желает с ним встретиться».

Во времена победившей футурологии, когда традиционная живопись и музыка становятся все менее интересными, искусство стремится к этим невидимым слоям, скрытым и за картинами прошлого, и за обыденным миром, окружающим нас. Словно и они — проявление чего-то куда большего и всеобъемлющего, чем сами вещи и само искусство.

Статья «Звуки бу. Акустическая футурология Дмитрия Морозова» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2017).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.