Усы и провода, хвосты и гайки, лампочки и крылья. Если бы живые организмы умели развиваться, свободно используя детали, которые мы обычно не ценим и выбрасываем, — они могли бы стать существами, похожими на механических животных Ясухито Юдагавы.
Механические животные: мастер Ясухито Юдагава
«Желтое такси. Черепаха из морского рая» (2014 год, 260 х 245 х 400 мм) Произведение вдохновлено японской сказкой «Урасима Таро», повествующей о рыбаке, которого черепаха уносит в подводное царство. Кажется, она вот-вот заговорит: «В знак глубокой признательности прошу тебя пожаловать во дворец бога морей Дракона».

Главное часто скрывается в деталях — и для работ японского художника Ясухито Юдагавы это особенно верно. Его броские, забавные существа украшены множеством механических мелочей, которые вырастают из их естественного, «природного» облика и способностей. «Я просто задаю себе вопрос: «Что, если бы это животное могло эволюционировать и изменять свое тело по желанию?» — рассказал художник «Популярной механике». — А затем фиксирую новые формы, которые возникают в моем воображении». Ясухито Юдагава Псевдоним: Shovel Head («Голова-лопата») Год рождения: 1967 Образование: Кафедра архитектуры Университета искусств Мусасино Город: Кавасаки
Эволюцию можно назвать главной идеей, на которую нанизываются бесчисленные детали произведений Ясухито Юдагавы. Но такая эволюция — не тот естественный процесс, который изучает биология. Это жизнь воображаемых существ, способных почти разумным образом изменять себя, используя для этого подручные предметы. Рыба, укрепившая челюсти найденной на дне деталью от мясорубки. Паук, заработавший металлические суставы. «С развитием технологий наша жизнь становится проще — и мы выбрасываем все больше старых, ненужных вещей, использованных деталей… Если бы в этом мусоре зародилась и эволюционировала жизнь, то это были бы, наверное, такие механические мутанты», — говорит художник. «Бело-золотая лодка» (2013 год, 400 х 430 х 380 мм) Лодка, напоминающая колесные пароходы Миссисипи, создавалась для обложки популярного в Японии журнала для изобретателей и домашних мастеров. «Лодочника зовут Пи Джей, в теле его скрывается отвертка», — сказал Ясухито Юдагава.

Бутылочное горлышко

Так называют резкое сокращение генофонда популяции — например, в результате катастрофы, — после которого ее численность падает до критического уровня. Подобный опасный период случился и в жизни Юдагавы. Закончив учебу и поступив на службу в одно малопримечательное архитектурное бюро, он провел семь спокойных лет, проектируя ландшафты и оформляя интерьеры — пока в 1996 году в японской экономике не разразился кризис, и его попросту не сократили. По счастью, к тому времени Юдагава уже несколько лет увлекался созданием странных механических персонажей «для души». Теперь он волей-неволей мог отдаться этому увлечению целиком — и, как выяснилось, не зря. «Банкротство разрушило мою карьеру, — вспоминает художник, — но это оказалось нестрашно».

Первые надежды принес заказ на создание композиции для обложки журнала Win-PC — работа, результаты которой так понравились редакции, что в 1997—2003 годах Ясухито выполнил обложки более чем для 60 номеров. «Главное, это была отличная реклама, — говорит художник. — Новый номер появлялся на полках каждый месяц, обо мне многие узнали». Действительно, уже с 1998 года он начинает участвовать в групповых и индивидуальных выставках, демонстрировать и продавать свои работы.

«Я стал встречаться с людьми, которые интересовались моими работами, с теми, кто в итоге был готов их покупать, — это был интересный и ценный опыт, — поясняет Ясухито Юдагава. — А еще я познакомился с Дзэттай Сёнэном». Известный художник, выступающий под псевдонимом, который можно перевести как «Абсолютный мальчик», научил его многим тонкостям ремесла, на многое вдохновил и активно рекламировал. «Предложения стали поступать из разных стран, — добавляет Ясухито. — Теперь вот проходит выставка и в России».

Эффект основателя

Когда небольшая популяция начинает осваивать новую территорию или экологическую нишу, случайные отклонения в генотипе этих «основателей» могут иметь заметный эффект для жизни будущих поколений. С этим эволюционным механизмом можно сравнить обстановку, из которой Ясухито Юдагава черпает вдохновение для создания своих механических существ: эстетика современной японской культуры наложила на них весьма очевидный отпечаток.

«В детстве я без перерыва читал манги, смотрел аниме и истории про супергероев. «Наездник в маске» и «Ультрамен», «Мазинге Зет» и Getter Robo — признаю, они оказали на меня заметное влияние, — рассказывает Юдагава. — Но куда больше на меня повлияли мой папа и мой велосипед». Отец будущего художника был большим любителем мастерить и проводил целые дни со своими инструментами. А велосипед открыл поездки по окрестностям, наполненным тысячами насекомых и прочих живых существ. «Саблезуб» (2014 год, 160 x 350 x 610 мм) Таинственная глубоководная рыба, обитающая в открытом море близ Токийского залива. «У нее светятся не только глаза, но и лампочка во рту», — добавил Ясухито Юдагава.

«Пространство воображения легко уходит за пределы, знакомые нам из быта, из сказок и фольклора, — продолжает Юдагава. — Вдохновение может принести все что угодно, от личного опыта каждого человека до вещей, вокруг которых строится наша общая повседневность, включая политику, экономику или проблемы сохранения окружающей среды». Все это, как в особой экологической нише, перемешивается в воображении художника — и в нем появляются новые существа, обитающие на зыбкой границе между живым и неживым, биологическим и механическим. «Я как-то подумал: если ящерица, потеряв свой хвост, отрастит новый из механических деталей, — то как это, интересно, будет выглядеть?» — говорит Юдагава… Скорее всего, так, как выглядят все существа, которые рождаются фантазией японского художника. Черепаха-субмарина с реактивным двигателем и герметичной обитаемой капсулой на панцире. Свинья с диафрагмами ноздрей на пятаке. Полуживая, полумеханическая саламандра. «Корабль для Марса» (2009 год, 280 х 560 х 400 мм) Образ марсианского исследовательского корабля вдохновлен романом Герберта Уэллса «Война миров».

Преадаптация

Основу каждого такого существа художник готовит из обыкновенного папье-маше. Делает каркас, обрабатывает его акриловыми красками и лаком, затем украшает дополнительными деталями, которые и завершают образ. Кажется, при этом он использует все, что попадется под руку: провода и гайки, лампочки и трубки, пластик и резину, бумагу и дерево. Но все начинается, конечно, с идеи: «Этих существ — насекомых, рыб, зверей — я создаю в своем воображении, — поясняет Ясухито Юдагава. — К началу работы в голове у меня уже складывается четкий замысел, почти что 3D-модель. Мне даже набросков делать не приходится». «Король-свин» (2014 год, 200 х 475 х 200 мм) «В Библии сказано: «Не мечите бисера перед свиньями», — говорит Ясухито Юдагава. — Так вот этот свин, как раз наоборот, очень ценит бисер и с удовольствием украшает им себя, и ему плевать, что на этот счет думают другие».

Одни из этих фигур статичны, другие подвижны — например, скульптура «Саблезуб» оснащена датчиком движения и небольшим электроприводом, так что при приближении человека угрожающе раскрывает пасть и выдвигает из нее целый комплект опаснейших механических челюстей. Юдагава думает над тем, как активнее использовать эту возможность. «С другой стороны, хорошо, когда людям приходится прикладывать и свое собственное воображение, «оживляя» их», — замечает он. «Давай-ка окунемся» (2003 год, 515 х 655 х 800 мм) Работа сделана для выставки, организованной компанией Nike.

Здесь стоит вспомнить о «преадаптации». Дело в том, что не все эволюционные приспособления организмов находят применение сразу — некоторые из них можно назвать лишь потенциально важными. Они оказываются нужны позднее, когда обстоятельства и условия жизни поменяются. Такое может случиться и с работами Ясухито Юдагавы.

Допустив эволюцию этих существ в своей фантазии, легко представить будущее, в котором они станут самым обычным делом. В конце концов, попытки «скрестить» живую ткань с микроэлектромеханическими устройствами делаются уже сегодня — и если когда-нибудь такие полуживотные-полумеханизмы окажутся предоставлены самим себе, они вполне способны эволюционировать именно в такие формы, причудливым образом сочетая биологические и механические компоненты.

Возможно, в таком же направлении будет развиваться и робототехника. На примере Японии — одной из самых роботизированных стран мира — видно, как люди, вынужденные часто взаимодействовать с автоматами, сами невольно придают им эмоциональное наполнение. Да и производители бытовых роботов все больше ориентируются на создание моделей, напоминающих привычные нам живые существа. В этом смысле «эволюционный процесс» фантазии, запущенный в воображении Ясухито Юдагавы, может оказаться ярким футурологическим прогнозом, а придуманные им животные — далекими и несложными предками будущих существ, полуживых и полумеханических. «Стеклянный паук Сабон. Стеклянный проект №?1» (2015 год, 120 x 120 x 50 мм) Совместный проект Ясухито Юдагавы и Каору Моризаки. «Используя стекло, деформируя его вслед своему воображению, она создала живую форму как раз в духе Shovel Head, — говорит художник. — Я только украсил ее винтами, трубками, резиной и электрическими деталями».

27 работ Ясухито Юдагавы представлены на выставке «Таинственные обитатели Вселенной», которая проходит с 5 марта по 30 июня в московском «Люмьер-Холле».

Статья «Ясухито Юдагава и его мусорная эволюция» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2016).