Тепло древесины и хитроумные инженерные решения превращают бездушные механизмы в удивительные и занятные предметы искусства. Искусства, доступного каждому: работы Дерека Хаггера — из тех, которые стоит повторить самостоятельно.
Удивительные деревянные механизмы Дерека Хаггера
COLIBRI («Колибри»). Сложный механизм, имитирующий полет крошечной птицы у цветка, состоит из более чем 400 деталей. «“Колибри” создавалась так, чтобы максимально точно имитировать плавность естественных движений птицы, – говорит Дерек Хаггер. – Поэтому жестких прямых линий и углов в механизме практически нет. “Колибри” сложена из кривых, изогнутых элементов».

Обычные герои этой рубрики — художники, которые находят вдохновение в науке и технологиях, умеют использовать их как новый инструмент современного искусства. Но бывает и ровно наоборот. Американец Дерек Хаггер начал с увлечения сложными механизмами — и поднял их до уровня настоящего искусства. Такой механику видели разве что мастера эпохи Ренессанса и Просвещения. Впрочем, в работах Хаггера просвещение играет не последнюю роль.

Автоматоны Возрождения

Хотя забавные механические игрушки изготавливались и в Древнем мире, и в Средние века, их настоящий расцвет пришелся на XVII—XVIII вв. Заводные самодвижущиеся устройства служили любимым развлечением сильных мира сего и привлекали толпы простых зрителей по всей Европе. Дорогу им проложил труд многих поколений часовых мастеров, которые работали над все более точными, надежными и компактными хронометрами. Их усилиями на свет появились разнообразные и совершенные инженерные решения, а главное — изменился сам взгляд европейцев на окружающий мир.

Подобно тому, как мы, убедившись в мощи современной электроники, сравниваем человеческий мозг с неким суперкомпьютером или говорим о голографической Вселенной, так и в эпоху Ренессанса весь мир описывался как грандиозный механизм. Недаром бога-творца даже в наши дни называют «Великим часовщиком», который спроектировал Вселенную до последней детали, завел в ней некую пружину — и оставил работать в соответствии с установленными законами. И вся природа, и каждый живой организм в ней, вплоть до человека, казались людям того времени очень сложными, но все-таки механизмами.

Дерек Хаггер
Место жительства: Нью-Гэмпшир, США Род занятий: инженер, художник, 3D-дизайнер Цитата: «Механик видит больше чем просто искусство. Он понимает логику вещей».

Подражая природе и вооруженные точной механикой, мастера той поры создавали автоматоны, способные имитировать даже весьма сложные движения живых существ. Кукла «Музыкант» легендарного швейцарского мастера Пьера Жаке-Дроза могла самостоятельно проигрывать одну из пяти мелодий — без барабана с записью, на самом деле физически давя на клавиши инструмента. Она даже следила за своими пальцами взглядом и подражала дыханию живого музыканта. А самое знаменитое устройство Дроза «Каллиграф», созданное в 1772 году, состояло из 6000 тончайших деталей и могло писать любой заданный текст на листе бумаги карандашом.

Эти поразительные шедевры механики проложили путь технологической революции последних веков. Хитроумные решения, найденные при создании пишущих, рисующих, танцующих и поющих устройств, нашли применение в промышленных автоматах — нарезающих, сверлящих, сгибающих и складывающих. Масштабные автоматоны с десятками движущихся фигур подарили миру идею конвейерного производства. Лишь в первых десятилетиях ХХ века искусство создания автоматонов уступило искусству современных проектировщиков. С тем, чтобы снова вернуться еще сотню лет спустя.

Механизмы просвещения

Сложные механизмы используют многие художники, но работы американца Дерека Хаггера напоминают старинные автоматоны больше других. «Я всегда любил механизмы, начиная еще с детских конструкторов. Мне всегда нравилось строить, создавать, собирать и смотреть, как все это работает, — рассказал художник «Популярной механике». — Есть какая-то особая магия в том, как движение передается с одной детали на другую, как один его вид превращается и переходит в другой. Удивительно смотреть, как разные элементы системы соединяются, как каждый из них цепляет следующие — и первоначальное движение становится чем-то совершенно другим».

«В 2010 году я купил свои первые большие механические часы и сразу же в них влюбился, — продолжает Дерек. — Мне сразу захотелось купить еще одни в спальню, но все-таки это оказалось слишком дорого. Поэтому я стал смотреть в интернете, не найдется ли где-то качественных инструкций для того, чтобы изготовить нечто подобное самому, — и наткнулся на веб-сайт, посвященный деревянным механизмам. Прежде мне не приходилось работать с деревом, но дело оказалось очень увлекательным. Полгода мне понадобилось на то, чтобы, следуя инструкциям, сделать первые механические часы. А закончив третьи, я решил создать нечто свое, уникальное».

Самым сложным и известным из скульптурных механизмов Хаггера стал «Колибри», состоящий из сотен деталей и подражающий движениям птицы, кормящейся нектаром тропического цветка. Деревянное устройство плавно взмахивает крыльями и хвостом, зависая возле бутона и запуская в него свой вытянутый клюв. Как и другие работы художника, эта создавалась не просто для выставок, но и для широкой публики. Любой желающий может приобрести чертежи устройства на сайте Дерека и, вырезав нужные детали по схеме, собрать себе домашний автоматон-колибри.

Просвещение — одна из важнейших деталей в механизмах Хаггера. «Важным стремлением в моей работе остается не просто создание скульптур, на которые забавно посмотреть, но и распространение знаний, — добавляет художник. — Мне хочется заинтересовать людей инженерией, наукой, стимулировать их учиться новому и создавать новое. Я уверен: каждый, кто скачивает через мой сайт чертежи и воспроизводит эти скульптурные механизмы, в процессе работы обязательно еще и научится чему-нибудь полезному и важному».

Contrivance («Выдумка»)
Модульный механизм, девять элементов которого можно соединять в любую подходящую комбинацию, — нечто вроде несложного в пользовании конструктора машин Руба Голдберга. Сюда входят прямозубые и косозубые круглые передачи разного диаметра, а также эллиптические; кривошипно-кулисный и храповой механизмы, а также «мальтийский крест» — для различных преобразований одних форм движений в другие; турбийонный механизм для контролируемой передачи энергии на них, гипоциклоидный редуктор. «Способов соединить эти детали существует больше, чем можно попробовать за жизнь», — поясняет Дерек Хаггер.

Современность древесины Дерек Хаггер считает древесину идеальным материалом для своих механизмов. Она недорога и легкодоступна, удобна в обработке — а значит, оставляет мастеру большую свободу для смелого экспериментирования. Для изготовления неправильных и сложных форм не требуются дорогие инструменты, которые нужны для работы с металлом. «Говоря о древесине, обычно представляют себе какую-нибудь мебель или предметы обихода сравнительно простой формы, — поясняет художник. — Это особое удовольствие — видеть реакцию людей, вдруг осознавших, какие неожиданные и изысканные вещи можно сделать из нее». Впрочем, есть у древесины и свои минусы. Изменение температуры и влажности заставляет детали заметно расширяться, сжиматься и менять форму. «Для того чтобы механизм работал четко в разных условиях, мастеру приходится изрядно попотеть: необходимо учесть особенности древесины, предусмотреть даже небольшие изменения в форме и размерах деталей, — говорит Дерек Хаггер. — Но это же приносит и свою особую жизнь в скульптуру: ее свойства, как и у всего живого, меняются в зависимости от погодных условий». Благодаря древесине «автоматоны» Хаггера оживают не только в движении, но даже и в каждой неподвижной детали.

«Думаю, эти скульптуры — больше, чем просто искусство. Каждая из них — еще и инженерное произведение, каждая может рассказать многое о движении, механике и физике».

Статья «Умное дерево Дерека Хаггера» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2016).