Одежда и мебель, стены и улицы. Естественная среда обитания человека последних веков — неестественный пейзаж, пустые вещи. Беназ Фарахи вдыхает жизнь в эти мертвые предметы, находя новые точки соприкосновения человека с его окружением. И окружение отзывается.
Что такое адаптивная архитектура: Беназ Фарахи

Еще в начале ХХ века заговорили о том, что наш мозг, управляя орудиями труда, меняет свое восприятие «схемы тела». Молоток, палка или камень временно рассматриваются им как естественная часть конечности, нечто вроде видоизмененной кисти руки. Сто лет спустя эта гипотеза была подтверждена экспериментально: удалось показать, что адаптировавшийся к работе с длинным захватом мозг начинает ошибочно оценивать длину руки, и лишь через некоторое время возвращает ее к нормальной. Такое «включение» можно пережить, проведя несколько часов среди объектов, придуманных Беназ Фарахи. Живо реагируя на обычные движения, а иногда даже и на мысли человека, они кажутся продолжением нас самих.

Работающая в США художница иранского происхождения активно использует самые отточенные научные инструменты — от 3D-печати до электроэнцефалографии и математического моделирования, — с их помощью перебрасывая мостик между неживым и живым. Технологии делают созданные человеком вещи естественной частью его собственного тела, интерактивными объектами, чья жизнь тесно переплетена с его собственной повседневной жизнью.

Свобода и интерактив

Технологии размывают и другие границы — традиционное профессиональное, ремесленное разделение художников. Благодаря им в наши дни стремительно сокращается дистанция между устроителями перформансов и инженерами, между скульпторами и материаловедами — по словам художницы, эта ситуация напоминает эпоху Ренессанса с ее «универсальными гениями». «Микеланджело был и архитектором, и художником, и скульптором, и поэтом. Он был и тем, и другим, и третьим одновременно, — рассказала Беназ Фарахи «Популярной механике». — Сегодня настало время художников нового Ренессанса, которые способны соединять в себе разные идеи и направления… Я верю в междисциплинарный подход». Поразительное видение мира от художницы, выросшей в консервативном обществе Ирана. «Иран не лучшее место работы для женщины-художницы, — признается Беназ Фарахи. — И главной проблемой является ограничение доступа к информации, к происходящему в остальном мире. Огромное число веб-сайтов, включая YouTube, которым я пользуюсь в поисках подсказок для того, чтобы делать свои проекты своими руками, в Иране блокированы». Закончив местный университет и оказавшись на Западе, художница училась быстро и с жадностью: «Здесь я ощутила, что доступно все, и смогла, наконец, заниматься тем, чем хотела», — добавляет Беназ. Ее желания оформились быстро, за несколько лет, и превратились в целый ряд проектов на стыке искусства и инженерии, интерактивных пространств и живого окружения.

Этот интерес можно сравнить с интересом младенца, разглядывающего собственные руки: «Где я заканчиваюсь? Где лежит граница между мной и остальным миром»? «Больше всего меня увлекает изучение отношений между телом человека и окружающим его пространством, — подтверждает художница. — И я стараюсь изучать это на разных масштабах, от архитектурного ландшафта до носимых устройств и одежды». Но если младенец понемногу учится проводить границы между собой и окружением, Беназ Фарахи эти границы пытается преодолеть. «Мне интересен новый взгляд, интересны живые, интерактивные, меняющие форму пространства, — поясняет она. — Эта новая область сегодня становится все популярнее и в архитектуре, и в моде, и в искусстве, и в технологиях».

Адаптивная архитектура

В представлении Беназ живое окружение будущего сможет «понимать» людей, которые в нем обитают, и «отвечать им посредством динамической, интерактивной архитектуры». Первым шагом к этому может стать распознавание жестов, движения и просто поведения — как в проектах художницы «Гиломорфический навес» и «Дышащая стена». Следующим большим шагом может быть распознавание мыслей — как в проекте «Синапс». Сперва окружающие нас предметы научатся нас понимать, а потом сумеют делать это и без слов.

В своих представлениях Беназ Фарахи далеко не одинока. Такое направление называется адаптивной архитектурой, и последователи его пытаются в корне пересмотреть всю традиционную архитектурную практику. И здания, и другие сооружения должны стать динамичными, откликаться на происходящее вокруг. Сторонники этого направления считают, что оно позволит вывести архитектуру нашего жизненного пространства на новый уровень функциональности — да и просто красоты. Хороший пример такого полезного проекта — уличные фонари, экономящие энергию и даже ночью загорающиеся лишь с приближением человека или автомобиля. Можно вспомнить и созданную Ахимом Менгесом и Оливером Кригом «метеочувствительную беседку» HygroSkin, которая меняется в зависимости от влажности воздуха — в дождь на ней проступают выпуклые формы.

«Синапс» (2015)
Созданный на 3D-принтере интерактивный шлем меняется, реагируя на активность головного мозга своего носителя. Неподвижные белые детали распечатаны из жесткого пластика, гибкие черные — из упругого. Беназ Фарахи: «Изменяющая форму структура создает как бы вторую кожу, ее движения можно научиться контролировать «силой мысли?». Для этого в шлеме используется головной модуль из известной игры Mind Flex. Правда, на него установлен более мощный электроэнцефалограф, способный различать девять разных «режимов работы» мозга. Повышенное внимание и концентрация? Шлем «Синапс» удивленно поднимет козырек и загорится заинтересованным фиолетовым огоньком.

Эти идеи Беназ Фарахи развивает еще дальше, пытаясь оживить не только крупные формы, но и все наше искусственное окружение. «Всю историю архитектуры можно прочесть как историю отношений человека с созданной им же искусственной средой, — говорит художница. — В этот процесс вписаны все, от Витрувия до Ле Корбюзье. Но наше время создает совершенно новые возможности, появившиеся благодаря электронике и интерактивным системам; они позволяют перевести эти отношения на совершенно новый уровень». Одежда, меняющаяся под настроение своего носителя. Стена, отвечающая на движения людей внутри помещения. «Живым» становится всё — но заметим, что в центре этого торжества жизни всегда остается человек. «Я увлечена погружением человека в его живое окружение… это как оказаться внутри живого организма».

Человек в живом пространстве

«Меня интересует возможность эмпатии между людьми и их искусственной средой, — подчеркивает Беназ. — Среда может влиять на человека, человек может влиять на нее… Я вижу и свою задачу, и свое самое заветное желание в том, чтобы внести в это взаимодействие эмоции. Так, чтобы среда не отторгала человека, не делала его чужим, а принимала его и отвечала ему». Именно поэтому предметы и пространства в работах художницы, реагируя на поведение и желание человека, начинают двигаться и менять форму.

«В природе нет ничего неподвижного, здесь все реагирует, непрерывно изменяется, отвечает на внешние стимулы», — Беназ уверена, что рано или поздно наша искусственная среда станет такой же «интерактивной», как естественная. «Конечно, мои проекты пока во многом спекулятивны, — говорит она. — Но они позволяют исследовать такую перспективу. И, как каждый архитектор, я с нетерпением жду возможности воплотить эти решения в настоящих, работающих, населенных зданиях и ландшафтах».

Фото
«Гиломорфический навес» (концепт, 2011) Странный тип архитектурного сооружения, для которого перекрестки, кварталы и стены домов — это сцена, где он — действующее лицо. И в этом действии он ориентируется на движения людей, на плотность их потока. Навес медленно шагает по улице, вдоль которой расположены многочисленные камеры. Получая энергию от солнечных батарей на «спине» и медленно, одну за другой перемещая четыре своих продольных оси, он надежно опирается сразу на множество «ног» и не опасен для людей.

Беназ Фарахи: «Хотелось представить архитектуру как нечто живое, живущее само по себе, передвигающееся, дышащее… Это привело меня к архитектурной форме, которая не просто вдохновлена движением и жизнью, а сама двигается, сама является живым существом». Добавим — существом совершенно мирным и даже полезным: управляясь центральным компьютером, навес ползет в места скоплений людей, предлагая им укрытие от жаркого солнца.

Статья «Беназ Фарахи: приносящая жизнь» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2015).