Человек и машина, человек и интернет, даже просто человек и человек — все перечисленные типы отношений в наш просвещенный век полны парадоксов и требуют особого осмысления. Марникс де Нийс предлагает свои трактовки, реализованные в технологическом ключе. Иначе говоря, «а сейчас будут слайды».

Push/Pull («Тяни-толкай», 2003) Интерактивный тренажер, вполне способный превратиться в отдельный вид спорта. Два судна на воздушной подушке связаны: движения одного целиком передаются второму.
Марникс Де Нийс ИМЯ: Марникс де Нийс ГОД РОЖДЕНИЯ: 1970 МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА: Роттердам, Нидерланды ОБРАЗОВАНИЕ: Институт искусств ArtEZ (Арнем) РОД ЗАНЯТИЙ: скульптор, художник-инсталлятор КРЕДО: «Развитие технологий — движущая сила всех культурных изменений».
Exploded Views («Распадающиеся виды», 2008) Это один из интерактивных проектов де Нийса, в ходе которого тренирующийся на беговой дорожке спортсмен «пробегает» по известным мировым достопримечательностям, перетекающим одна в другую. В 2012 году художник продемонстрировал его продолжение — Exploded Views v.2.0.
Run Motherfucker Run Предтеча проекта Exploded Views под названием Run Motherfucker Run (2004, от перевода воздержимся). Там спортсмен «бежит» по обычным ландшафтам, собранным из фотоснимков местности.
Beijing Accelerator («Пекинский ускоритель», 2006) Нечто вроде live-версии программы Google View. Зритель садится на «циклотрон» и кружится с произвольной скоростью, видя вращающиеся вокруг виды Пекина.
Параллельные реальности Марникс де Нийс искусно создает необычные виртуальные миры в условиях замкнутого пространства с голыми стенами. Из темноты вырастают трехмерные проекции отдельных архитектурных объектов, целых улиц и даже городов, образованные скоплениями миллиардов светящихся точек. Выглядит это как завораживающая графика, а звуковой ряд вызывает ассоциации с жужжанием роя насекомых. Картинка интерактивна и динамично меняется в соответствии с движениями зрителя. Это проект Exploded Views 2.0 (2012), первая версия которого появилась четырьмя годами ранее. В том варианте проекционный экран был соединен с двумя беговыми дорожками, и зрителям предлагалось совершить полноценную прогулку по миру, созданному в той же технике. А вот инсталляция Run Motherfucker Run (2004) предлагает зрителям пробежаться по вполне реалистичным местам — пустынным улицам, паркам, индустриальным объектам: видеоряд был составлен на основе фотографий, и скорость продвижения по нему соответствует реальной скорости человека на беговой дорожке.
Рhysiognomic scrutinizer («Физиогномический исследователь, 2009) Проект, в котором случайных зрителей сравнивают по чертам лица с асоциальными типами и преступниками.
Spatial Sounds («Пространственные звуки», 2001) Прибор, «ловящий» зрителя по производимому шуму и отвечающий ему различными нечеловеческими звуками.

В мире высоких технологий человеку приходится прикладывать все меньше усилий для достижения результата: умные механизмы берут на себя и тяжелый физический труд, и многие интеллектуальные процессы. Зачастую мы вообще не представляем, как работает то, что позволяет нам добиваться желаемого. Это открывает почти безграничные возможности, но и делает человека зависимым, как никогда прежде.

А также ставит перед ним вопросы, неведомые философам прошлых веков. Насколько сильно он «сросся» с окружающими его высокотехнологичными устройствами? Как в наше время строится коммуникация? Каково место человека в современном информационном пространстве? Голландский художник Марникс де Нийс пытается разобраться в этом по‑своему. На современные вопросы он отвечает в соответствующем духе — используя методы современного искусства.

Марникс де Нийс родился в голландском городе Арнеме в 1970 году и закончил Арнемский институт искусств в 1992-м — как раз на заре эпохи новых коммуникативных возможностей, предложенных интернетом. Де Нийс удачно поймал эту волну — и стал одним из первопроходцев по части экспериментального использования средств массовой информации и новейших технологий в искусстве. Его основной тезис прост: именно технологии являются движущей силой культурных изменений. Следовательно, они способны порождать новый опыт, в рамках которого переосмысляются устоявшиеся социальные привычки и методы коммуникации.

В представлении де Нийса идеальный современный художник — это порождение постоянно развивающейся культуры использования технологий. Творчество голландца основывается на новых медиа, активно задействует высокоточные механизмы, программное обеспечение и новейшие разработки — без всех этих средств его искусство просто не могло бы существовать. Но де Нийс не просто использует технологии, но и критически анализирует их влияние на современное общество и человеческое восприятие.

Большая часть его работ основана на игре с тем, как зритель воспринимает картинку, звуки и движение. Все современные технологии, обступившие нас плотным кольцом, играют на наших чувствах и задают для нас «режимы восприятия реальности», утверждает де Нийс. При этом зачастую техника буквально сливается с человеческим телом, всасывается в организм и становится его частью. Поэтому многие работы голландца представляют собой различные интерфейсы, посредством которых тело взаимодействует с инородными механизмами.

Системы распознавания лиц

Хороший пример контакта человека с современными технологиями — новейшие алгоритмы распознавания лиц, призванные пополнить арсенал средств безопасности в общественных местах. На их примере можно проследить все актуальные тенденции и парадоксы, которые так занимают де Нийса. Неудивительно, что эта конкретная технология легла в основу нескольких его инсталляций.

Первая из них — «Физиогномический исследователь» (Physiognomic Scrutinizer, 2009) — визуально наиболее близка к привычным нам средствам проверки на благонадежность. В основе инсталляции — рамка металлодетектора. К этой рамке ведет огороженная дорожка, и тот, кто проходит по ней, оказывается в лучах яркого света. Видеокамера обнаруживает лицо и передает это изображение на один из двух мониторов на противоположной стороне рамки. При этом система сверяет полученный портрет со своей базой данных сомнительных граждан и выводит на второй экран наиболее близкое соответствие. По ту сторону рамки стоят два человека, символизирующие сотрудников службы безопасности.

Созданное позднее «Зеркало» (Mirror Piece, 2010/2011) также оснащено специальным ПО для биометрического анализа видео. Внешность каждого, кто в него смотрит, подвергается анализу и сопоставляется с информацией из базы данных. Результат демонстрируется прямо на поверхности зеркала: фото зрителя рядом с портретом соответствующей ему знаменитости, известной своим неблаговидным поведением. Имя озвучивается компьютерным голосом, а более подробная информация выводится в текстовом формате под фотографиями.

Последним воплощением этой технологии стала инсталляция «15 минут биометрической славы» (15 Minutes of Biometric Fame, 2011). Камера на катающейся по рельсам «тележке кинооператора» выхватывает из толпы лица и подвергает их все тому же анализу. Процесс сопоставления можно наблюдать на приделанном к камере дисплее, а результат — на отдельном большом экране. На этот раз база данных поистине огромна, а механизм обработки информации серьезно усовершенствован.

Все эти интерактивные работы воспринимаются как нечто забавное и вызывают улыбку, особенно с учетом остроумно составленных «черных списков». Но при всей юмористичности тона де Нийс пытается обратить внимание на противоречивость подобных технических решений. Человек, подвергающийся сканированию на неблагонадежность, чувствует себя неуютно, даже когда это происходит в формате игры — что уж говорить о реальной жизни. Даже если он чист перед законом, он старается выглядеть лучше и испытывает иррациональное чувство вины. А решение о его порядочности выносит механизм, подчиняющийся собственной логике, которая весьма далека от человеческой. Результат всегда непредсказуем.

Невиртуальные баталии

Сегодня при контакте друг с другом люди вообще все реже обходятся без посредничества высоких технологий. Например, интернет снимает многие ограничения по части общения, но при этом серьезно трансформирует существующие схемы взаимодействия. Процесс современной коммуникации остроумно отражает работа «Тяни-толкай» (Push/Pull, 2003), созданная Марниксом де Нийсом совместно с его коллегой Эдвином ван дер Хайде.

Это настоящая игра, в которой посетители могут состязаться попарно. Предусмотрено два игровых поля, по каждому из которых предлагается перемещать огромную «фишку» — круглую конструкцию на воздушной подушке диаметром около двух метров. Наваливаясь на нее всем своим весом, игрок задает направление движения. Суть состоит в том, что этот же импульс сообщается второму «воздушному судну», управляемому другим игроком. Естественно, последний вмешивается в движения своей «фишки», и его усилия, в свою очередь, отражаются на соседнем игровом поле.

Непосредственным вдохновителем при создании этой игры послужила Глобальная сеть. Логика такова: в интернете люди общаются в первую очередь посредством текста, также транслируются картинки, видео и звук. А вот до того, чтобы с его помощью передавать прикосновения — в реальном времени и с немедленной отдачей, дело пока еще не дошло. Голландец представил публике свое видение того, как это могло бы выглядеть.

Конечно, речь не идет о нежном проявлении чувств — взаимодействие двух игроков гораздо больше напоминает состязание в духе китайского боевого искусства тайцзицюань с характерным для него приемом «толкающие руки», умением предугадывать действия противника и моментально переходить от защиты к нападению. Что вполне соответствует популярному в интернете стилю общения.

Одна из более ранних работ де Нийса, «Перекрестный контроль» (Cross Control, 2001), примерно о том же — об искусстве взаимодействия в современных реалиях, когда техника становится своеобразным продолжением человека. Здесь два игрока состязаются на воде: каждый управляет оригинальным транспортным средством и стремится первым прийти к финишу, но вскоре понимает, что все его действия передаются в качестве команд на соседнее «судно» и наоборот. Это еще один поучительный урок: техника легко превращается из помощника во враждебную силу, вместо предсказуемого движения получается хаос, а для достижения желаемого нужно перевернуть с ног на голову привычные алгоритмы.

Статья «Коммуникативные теории Марникса де Нийса» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2013).