Живая природа способна стать для художника неиссякаемым источником вдохновения. А когда интерес к протекающим в ней процессам сочетается с открытостью сознания и любовью к экспериментам, можно рассчитывать на появление действительно талантливых и оригинальных работ. Творчество американского скульптора Криса Фитча — еще одно тому подтверждение.

Tantalus Mackerel («Танталова макрель», 2005) Работа состоит из двух основных частей: собственно картины и демонстративно огромного механизма, приводящего ее в движение. На картине катятся волны, а маленькая макрель прыгает за жучком, безрезультатно пытаясь поймать его ртом — самые настоящие танталовы муки. Значительно интереснее рассматривать оживляющий сценку механизм: у каждой из деталей (рыбка, жучок, волны) свой привод, тесно связанный с другими
Имя: Крис Фитч год рождения: 1966 Место жительства: Арлингтон (США) Образование: Йельский университет род занятий: скульптор, инженер Творческое кредо: «Если мне удается найти баланс между элегантностью, юмором и меланхолией, я называю этот день удачным»
Spring («Весна», 2010) На фотографиях — не окончательная версия работы, снабженная пьедесталом и приводом, а два прототипа. они показались нам весьма эффектными Крис говорит, что в названии этой работы заключены равно и «весна», и «пружина», поскольку она представляет собой абстракцию, способную разворачиваться из клубка в раскрытую форму, символизируя новое начало, новые возможности. Отношение деталей «гусеницы» взято из дикой природы, плюс Крис руководствовался при расчетах «золотым сечением». Итоговая работа получилась ближе к прототипу №1 (вверху), но деревянный прототип №2 столь эффектен сам по себе, что тянет на полноценное произведение искусства
Field («Поле», 1994) Работа создана под впечатлением от огромного травяного поля, колышущегося под ветром. В ней Фитч попытался сымитировать механическим образом движение одной-единственной травинки, оторванной от своих собратьев, плавное и неторопливое. Получилось на удивление реалистично
Sigh («Вздох», 1994) Видимо, это одна из наиболее «природных» работ Фитча. Механическая орхидея, мирно сидящая в бронзовом горшке, внезапно начинает «вздыхать» всем своим естеством
Двадцать пять движущихся элементов орхидеи, большая часть которых приходится на бутон (собственно, он и показан на снимке и схеме), создают почти идеальное ощущение реальности. «Вздыхающий» цветок, по словам скульптора, символизирует меланхолию, ностальгию природного создания по естественной среде. В этом есть некий сверхконфликт, поскольку орхидея на самом деле металлическая и вся ее печаль не более чем имитация
Dogfish Eat Dogfish («Морская собака ест морскую собаку», 2005) Еще одна «рыбная» работа Криса Фитча. Скульптор создал целую серию механизмов, имитирующих поведение рыб в различных ситуациях. В данном случае два катрана (или морские собаки, разновидность небольших акул) бесконечно гоняются друг за другом. В названии скульптуры обыграна английская идиома Dog eat dog, характеризующая очень высокую конкуренцию в какой-либо отрасли

«Глядя на мир, я вижу примеры моделей, действий и историй, прокладывающие связи сквозь время и пространство, — не без пафоса говорит Фитч о своем творческом подходе. — Изучая формы, существующие в живой природе, я нахожу решения для инженерных задач, предлагаемые самой эволюцией. Взирая на человечество, я поражаюсь тому, до какой степени одни и те же истории повторяются в рамках бесконечных поведенческих циклов».

Современные технологии предлагают художнику практически неограниченную палитру возможностей, причем речь идет как о сугубо технических средствах, так и об инструментах информационного поля. Крис Фитч старается использовать эти возможности по полной программе, смешивая и расширяя традиционные категории искусства. По его словам, именно это и делает работу современного скульптора такой захватывающей. Каждая его скульптура построена по своим правилам и использует свой набор выразительных средств. Художник чувствует себя абсолютно свободным при выборе материалов, тем и техники исполнения. Впрочем, свобода — это жизненное кредо Фитча, которое распространяется на самые разные сферы его деятельности. Он не привык ограничивать себя искусственными рамками и мыслить стереотипами, и это чувствуется во всем.

Движение — жизнь

Тем не менее в творчестве Фитча все же прослеживается ряд повторяющихся принципов, среди которых сам художник выделяет один: «Я стараюсь, чтобы все мои работы двигались». Действительно, именно кинетика лежит в основе его творческого подхода. Как и многое другое, он заимствует ее непосредственно у матери-природы. Иногда движение начинает превалировать над всем остальным, и тогда на задний план отходит даже первоначальная сюжетная задумка. В таких случаях Фитч старается добавить в свою скульптурную композицию больше ритмической сложности, тем самым делая ее ближе к таким художественным жанрам, как танец или музыка, нежели к изобразительному искусству в его изначальном значении.

Часто подобные абстракции являются непосредственным продолжением природных ритмов, таких как стук дождя или движение пузырьков воздуха, поднимающихся в толще воды. Чего стоит только его работа «Поле» (Field, 1994), передающая дрожание травинки на ветру. «Инженерное мастерство матери-природы», как называет это сам Фитч, никогда не оставляет его равнодушным, и он, тоже «инженер и танцор в душе», не в состоянии остановить свою руку в попытках повторить ее естественную хореографию, руководящую всем в этом мире — от раскрывающихся листьев папоротника до движений танца живота. При этом, по словам Фитча, он знает свое место. И, приступая к каждой новой работе, старается не забывать о скромности и чувстве юмора.

Вдохновение повсюду

Личность Криса Фитча и его жизненный опыт сами по себе интересны. Будущий скульптор появился на свет в американском городке Фарго (Северная Дакота) в 1966 году, но прожить там ему довелось недолго. Вскоре после рождения сына семья перебралась в Коннектикут, где занялась кукольным театром. Пока взрослые посвящали себя этому делу, юный Крис бродил по окрестным лесам, вбирая в себя ритмы живой природы, которые сегодня так хорошо ощущаются в его работах.

Окончив Йельский университет в 1988 году, Крис Фитч практически сразу удостоился престижной премии в сфере искусств Jonathan Edwards Arts Prize. Это положило начало широкому признанию, в скором времени достигшему международного уровня. Совсем недавно Фитч стал лауреатом премии Osaka Triennial в номинации «Леонардо да Винчи этого века», и сегодня его работы выставляются по всему миру.

Помимо наглядных примеров и вдохновения, которое он черпает в естественной природной среде, Фитч с ранних лет живо интересуется музыкой, танцами и машиностроением. Все это тоже находит непосредственное отражение в его кинетических скульптурах. Причем для самого художника всякий создаваемый им механизм — это не просто абстрактная инсталляция, а объект с глубоким философским подтекстом. В том, как простой поворот ручки или работа мотора превращаются в движение птичьего когтя или причудливую «хореографию» рыбы, подпрыгивающей на волнах в погоне за насекомым, Фитч видит нечто принципиально важное. По его мнению, это очень хорошо отражает состояние любого живого существа в рамках его жизненного пути. Цикличное движение, напоминающее вращение веретена, словно прядет свои истории или рождает сложные абстрактные ритмы.

Надо заметить, что о богатстве возможностей Фитч может судить с хорошим знанием дела. Помимо увлечения кинетическими скульптурами он успевает проявлять себя и во многих других областях. Так, существенное место в его творческом багаже занимают кукольная анимация и кукольный театр, дизайн учебно-методических инструментов в области науки и математического образования, научные музейные выставки и независимое изобретательство.

Скорпионы и акулы

Вообще, творческий путь Криса Фитча имеет сложную, запутанную траекторию — это скорее гигантская загогулина, нежели прямая линия, плавно восходящая вверх. Ему довелось проектировать автоматические производственные линии на фабрике игрушек, совместно с братом управлять агентством экстремальных развлечений, создавать такие удивительные объекты, как гигантская муха, пробивающая стену ночного клуба и кружащая по помещению со скоростью 25 миль в час, или акула, атакующая модный ресторан. Он занимался дизайном спортивных площадок и выходил на парижские улицы с инструментами, сделанными из местного мусора. Архитектурное моделирование, ландшафтный дизайн, проектирование фонтанов, разработка мебели и систем освещения для жилых помещений — опыт работы во всех этих сферах занимает значительное место в его резюме.

А еще Крис Фитч успел поучиться музыке, причем не где-нибудь, а в Западной Африке. Он заявляет о себе как о ценителе экспериментальной еды и, живо интересуясь всем необычным, пробует на вкус тарантулов и скорпионов, редких морских гадов и жареную саранчу. В погоне за солнечным затмением его заносит в перуанскую высокогорную пустыню, а в поисках редких орхидей — в джунгли Юго-Восточной Азии. Он путешествует по подземным рекам, экипированный одним лишь фонариком, и владеет горловым пением не хуже любого тувинца.

Фитч никогда не устает экспериментировать. Вдохновляющий пример его творческой реализации — ряд инсталляций в стиле Руба Голдберга. Все они построены на принципе цепной реакции, когда к выполнению простой операции приводит сложная последовательность действий, обусловленных одно другим. В числе последних проектов Криса Фитча — электронная скульптура, предназначенная для Музея изобретений Хартфордского научного центра. И кажется, даже провидению неизвестно, в каких еще областях творчества ему предстоит оставить свой след.

Статья «Многообразие видов Криса Фитча» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2012).